volshebnypendel (volshebnypendel) wrote,
volshebnypendel
volshebnypendel

Categories:

Не называй меня "мама"

Прежде это явление чаще затрагивало бабушек. Позже коснулось мам. А еще раньше его не было. Не было, потому что просто не могло быть.

Некоторое время назад в одном довольно зрелом сообществе я прочла разгневанный пост о том, как это противно, когда в семье муж и жена называют друг друга «мама» и «папа». Прошла по комментариям, беглым взглядом отметила, что с автором поста не только соглашаются, а еще и сопровождают сказанное разными нелестными междометиями в адрес «сюсюканья» «Мамочек» и «Папочек» . И задумалась.

Можно понять молодых бабушек, получивших свой статус рано, когда женщина себя бабушкой еще не готова принять. Обращение «бабушка» напоминает ей о возрасте, причем, возрасте уже не юном. И бабушки с младенчества своих внуков просят их обращаться к себе по имени, упраздняя свой законный статус. Это понятно.

А вот с мамами и папами, оказывается, все несколько сложнее, потому что тут уже на проблеме отпечаток трех факторов сразу.

Нежелание слышать от мужа «мамочка»; нежелание, обращаясь к нему, произносить «папочка» и наоборот, по природе своей похоже на протест ранних бабушек. Молодые женщины и мужчины, причем, женщины значительно чаще, еще не готовы перейти в разряд родителей, хоть и обзавелись детьми. Им еще хотелось бы побыть любовниками, хотелось бы романтики, они еще не поставили точку в поиске партнера, хотя, возможно, в последнем не признаются даже самим себе. А «мамочка» и «папочка» - это стационар, это категория в плане семьи конечная. И неважно, что детям так нравится это теплое обращение родителей друг к другу, неважно, что дети-крохи только в третьем лице информацию о родителех и воспринимают, неважно также, что родительское единство – высшая радость для детей, - родители-то еще не доросли! Вот и протестуют молодые мужчины и чаще женщины против таких именований. Это фактор первый, и это понятно тоже.


Второй фактор – тот самый развал семейных ценностей, о которых мы говорили, о которых пишет Ньюфельд, считая это одной из причин ориентации детей на ровесников. Это то, что неминуемо влечет за собой пресловутая толерантность, если она лопается по швам и пропускает в узаконенные вечные категории то, что всегда и во все времена считалось недопустимым.

«Родитель №1» и «родитель№2», наименование супругов в однополых семьях, мне кажется проблемой куда более глубокого уровня, чем вопросы самоопределения «розовых» и «голубых», ведь о том, что слово «родитель» в принципе удобнее и правильнее для жизни, потому что не ставит гендерного клейма, поговаривают уже и прочие оригиналы. Упразднение понятий «мать» и «отец» для грядущих поколений, на мой взгляд, можно приравнять к катастрофе. Потому что, вслед за обрушением понятия «Родина-Мать», какового в России практически не стало, непременно последует и «Мать-Земля». Тогда на смену нам придет цивилизация человеческих мутантов, это будет совсем другая популяция, и, я уверена, мы с вами не о таком будущем для наших детей мечтаем.

Третья причина вытекает из первых двух и зовется безобидным словом «мода». Тут я могу ошибаться, но кажется мне, что к нам это веяние принеслось из Европы, где в некоторых семьях родители уже пожинают плоды очередного вида «уравниловки»: подросшие дети отказываются понимать, почему Хелен или Марта вдруг начинают «качать права». И чаще это касается мальчиков, чем девочек, впрочем, девочек касается тоже.

Кстати, я заметила, что с мальчиками молодые мамочки играют в игру «не называй меня мама» чаще, чем с девочками. Я это объясняю тем, что мамочки эти «не наигрались» в периоде предбрачных игр, и, в общем, не ведают, что творят.

Была свидетелем, например, таких событий.

Молодая мама, которой всего около тридцати пяти и ее девятнадцатилетний – выше ее на голову – сын. Юноша красив, он буквально гарцует рядом со своей красавицей—мамой, еще по-девичьи тонкой и яркой. Маму он называет по имени, а она явно гордится такой «парой», общается с сыном кокетливо и игриво.
Вечером, в разговоре уже со своей матерью, эта мамочка сообщает:
- Представляешь, он со мной ведет себя, как будто я его девушка! И это так классно!
А еще через некоторое время та же мамочка приводит домой своего друга – на смену папе, с которым развелась. Отношения у молодых крепкие, уже проверенные, пусть и недолгим, но все-таки временем. Впереди свадьба. И будущий муж мамы начинает вести себя в доме по-хозяйски. Но буквально сразу же слышит от сына будущей жены:
- Да ты кто такой?

Конечно, можно возразить, что этот вопрос реально услышать и в семьях, где мамы звание свое носят с гордостью, принимая и осознавая его как положено. И с одной стороны, это так. Но с другой…
С другой стороны, в семьях, где законы иерархии устойчивы, даже взрослый ребенок такого вопроса не задаст или иначе его поставит. Дети, выращенные в пиетете к родительству, несколько иначе воспринимают и рокировки взрослых.

Но это только один пример, и тут «в анамнезе» развод, новый партнер мамы. А примеров таких может быть множество, и я видела их немало. Обычно игры в «он как будто мой парень» со стороны мамочек заканчиваются как раз тогда, когда приходит пора проявить свой авторитет. А его нет. Потому что , «как вы лодку назовете». И поэтому молодые люди ревнуют, ощущая свое право на ревность, своих мам к их избранникам, если это не папы, или отбрасывают обоих родителей подальше от границ своей личной жизни, в то же самое время не признавая права родителей на их собственную личную жизнь. Мы понимаем, что я тут вовсе не утверждаю эту причину неуважения к родителям как единственную. Но она одна из них.

Конечно, все это может быть и без нарушения иерархии, возражение то же самое. И я соглашаюсь, может. Но если ребенок вырос, никого мамой и папой не называя, все это проявляется намного более жестко, а возвращается на круги своя чрезвычайно трудно.

Однако, тенденция нарастает. Мы, кажется, стали медленнее взрослеть, в игры независимости, бесполости и свободы поколение молодых родителей играет с упоением, о последствиях не помышляя. Дети подрастают, не совсем понимая, who is who, и мы сами, увлекаясь бизнесом, поиском себя и вопросами самореализации, конкурентной борьбой и просто борьбой за признание, покидаем наши семьи, улетаем от них все дальше, а приходя домой, возвращаемся «не совсем». И наши дети, ввергнутые в ту же гонку, не просто утрачивают возможность спокойно и безопасно взрослеть, мы еще и сами лишаем их элементарных жизненных ориентиров.

Да, время стремительно. Но так ли важно, насколько окружающие посчитают нас молодыми, в сравнении с надежностью вечных слов «мама и папа», «бабушка и дедушка»… Впрочем, оговорюсь еще раз: в основном эта тенденция касается женщин. Мужчин отцовство в их понимании не старит.

Сегодняшняя тема скорее относится к  взрослым. Мы только вскользь на общем фоне поговорили о том, как одиноко и странно на этой земле детям, которые спасительных слов «мама и папа», словно они сироты, не произносят, каким бравым при этом не оставался бы их, детский, вид. Но ведь мы не только детей обираем, утверждая эту традицию, продлевая ее. Цепляясь за ускользающее, мы не даем себе идти вперед, не принимаем самих себя. А разве возможно в таком состоянии приносить пользу своим детям?

Искала для сегодняшней темы одну цитату Торнтона Уайлдера, но не нашла, так как не помню точного порядка слов. Но зато я хорошо помню смысл сказанного. Беру эту фразу в кавычки, потому что, хоть я и выразилась несколько иначе, но смысл авторский сохранила в точности:

«Счастлива та женщина, которая начинает свою жизнь Артемидой, продолжает Афродитой и заканчивает Афиной Палладой.
И несчастлива та, что остановилась на какой-то из первых ступеней».

Торнтон Уайлдер, «День восьмой»


Следующие по плану темы:
- родительская ревность
- особенности воспитания творческого ребенка
После этого я хотела бы коснуться темы приемных детей, но это еще под вопросом. Внеплановые темы возможны.
Tags: иерархия, мама-папа, семья
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments