volshebnypendel (volshebnypendel) wrote,
volshebnypendel
volshebnypendel

Categories:

УСЫНОВИТЬ ЛИЧНОСТЬ

НАЧАЛО СТАТЬИ

ВТОРОЙ ОТРЫВОК СТАТЬИ

ТРЕТИЙ ОТРЫВОК СТАТЬИ:

Познать себя

Да, это самое главное, это жизненная задача. Я думаю, этот процесс прерываться не должен, пока человек жив. В то же время, и это мне кажется безусловным, должен существовать тот минимум знаний о себе, который необходим, чтобы не перепутать себя с кем-то другим. Должен существовать перечень вопросов, на которые каждому необходимо ответить. Чтобы понимать, кто я такой. Тогда станет ясно, что я могу дать другому человеку. Что я могу дать ребенку. Тогда станет понятно, на что мне рассчитывать не стоит. Только тогда хаос ветра сможет превратиться в ту самую движущую силу, которая обеспечивает победу. И только тогда человек возьмет на себя ответственность за то, что вырастает из него самого. То есть, он перестанет обвинять папу-маму-бабушку-страну во всех смертных грехах, следствием которых явилось его личное несовершенство. Он возьмет ответственность на себя за то, что он слышит и видит, за то, что он думает и говорит. Он возьмет ответственность на себя за то, как он сам способен любить.
Чтобы бедный Фома больше не страдал за вину Еремы, Фоме надо перестать жить по принципу «как вы мне, так и я вам». Потому что вы делаете так, как вы в силах, может вы – бедный, может вы – слабый, может вам – меньше повезло. И вы мне можете делать – как способны. Но я буду вам – только как посчитаю правильным.
Слова о необходимости познать себя, как о конечной жизненной цели, приписывают Сократу. И мы уже говорили, что дорога самопознания не короче, чем жизнь. Однако было бы непозволительной роскошью сидеть, сложа руки, до конца жизни, да мы бы этого и не хотели. А поскольку никакое самопознание невозможно, если мы повторяем чужие слова, мыслим штампами, если мы и протестуем бездумно, и соглашаемся также, если жизнь наша не осознанна, нам необходимо сделать важный и ответственный шаг. Нам необходимо себя найти, чтобы начать познавать. Нам необходимо вычленить себя из толпы.
И мне кажется правильным сделать этот важный шаг к тому моменту, когда желание стать родителем, принять ребенка в свое сердце и в свой дом в полный голос заговорит внутри нас.

Как же узнать, кто я такой?
И почему это все с нами происходит?

«Все блага, доставляемые человеку глубоким познанием окружающей природы, прогрессом техники, химическими и медицинскими науками, все, что предназначено, казалось бы, для облегчения человеческих страданий, – все это ужасным и парадоксальным образом способствует гибели человечества. Ему угрожает то, что почти никогда не случается с другими живыми системами, – опасность задохнуться в самом себе. Ужаснее всего, однако, то, что в этом апокалипсическом ходе событий высочайшие и благороднейшие свойства и способности человека – именно те, которые мы по праву ощущаем и ценим как исключительно человеческие, – по всей видимости, обречены на гибель прежде всего», – эти слова в работе «Восемь смертных грехов цивилизованного человечества» сказаны австрийским ученым, одним из основоположников этологии, лауреатом Нобелевской премии по физиологии и медицине Конрадом Лоренцем.
На этого выдающегося ученого я еще буду ссылаться. Скажу, в частности, что взяла на себя смелость подобно ему воспользоваться цитатой Гёте в качестве эпиграфа, как это сделал сам Лоренц в одной из своих книг. Цитату же из главы о перенаселении, которое автор считает одним из восьми наших смертных грехов, я поместила в конец сегодняшней части своих размышлений по двум причинам.
Первая – поразительный образ. Как нельзя более точным мне кажется слова о ведущей опасности современного человека – «задохнуться в самом себе». Вторая причина обратная, потому что с тем, что наша планета перенаселена, я, вопреки мнению множества ученых умов, соглашаться не стану. Это отдельная объемная статья размышлений, а здесь я хочу привести единственный образ, он же объяснение своему взгляду: если в некоей комнате находятся четыре человека, и все они сгрудились в одном углу, где страдают, ощущая тесноту, это не означает, что остальных трех углов в этой комнате не существует. Возможно, люди их просто не опознали. Теперь я понимаю, что это случается куда как чаще, чем кажется.


Мы уже говорили о том, что нам необходимо ответить себе на некие вопросы о себе же. Однако этого намерения мало, если мы подобны испуганным страусам и, встречаясь с судьбоносной темой, озабочены одним: не посрамиться в собственных глазах. Если мы заранее решили, что во всем себя оправдаем, мы совершим тем самым так называемую ошибку атрибуции, когда человек объясняет поведение других людей их личными особенностями, а свое поведение – обстоятельствами извне. К сожалению, эта ошибка одна из самых распространенных человеческих.
Если наши свойства и наши проявления мы все еще делим на хорошие и плохие, мы будем также подходить к любым своим оценкам, будь то наш родитель или наш ребенок. Если мы, разбирая причины своих реакций, боимся за самооценку, мы теряем время, которого у нас не так уж много. Мы теряем бесценное время, когда могли бы, разобрав себя по составу, как некую абстракцию, опознать в ней нарушение гармонии.
«Эти дети другие. Они всегда будут отличаться» – бросьте. В каждом из нас полно недоработок и чудачеств, каждый из нас – наглядное пособие по отбору того, что следует улучшать. Каждый из нас «отличается», еще как. Думаю, не стоит тешить свою самооценку таким сомнительным способом. Куда как продуктивнее взять себя за руку и потянуть из мира иллюзий прочь, и это будет лояльней, чем поступок Мюнхгаузена, который тащил себя за волосы из болота. Мы ведь тоже застряли в болоте ошибочных мнений. Так не пора ли вывести себя оттуда на твердую почву и беспристрастно рассмотреть свои слабые места и уязвимости. Не пора ли нащупать свои «любимые мозоли», чтобы при каждой последующей оценке чего угодно, то есть, при каждом своем шаге – учитывать их. А потом стремиться дальше, к поиску причин.

Что делать, если у нас упадет самооценка?

Нередко «самооценка» сейчас означает одобрение себя без учета состояния окружающего мира. Не постоянный спрос с себя самого и скупой кивок, если мы своими реакциями или действиями удовлетворены, способен эту самооценку поднять. Не признание ошибки или хотя бы возможности ее существования. Нет, это именно одобрение себя априори, а часто – вопреки окружающему. И нередко мы можем быть свидетелями, как кто-то одобряет себя за то, что встречное мнение ему удалось игнорировать, что оно и к рассмотрению-то не принято. Тогда человек объявляет себя молодцом: он – устоял. Он устоял – не исправив огрех, не обдумав недоработку, не признав победителем другого и не приняв дополнительную нагрузку для последующего уравновешивания и, возможно, опережения. Он устоял, потому что «имеет мнение» и менять его не собирается. Если беспристрастно посмотреть вокруг себя, мы не сможем не признать, что именно такой подход сейчас весьма распространен.
«Нетерпеливое требование немедленного удовлетворения желаний, полное отсутствие ответственности и внимания к чувствам других – типичные свойства маленьких детей, им вполне простительные. Терпеливая работа ради отдаленной цели, ответственность за свои поступки и внимательное отношение даже к чужим людям, это нормы поведения, характерные для зрелого человека», – отмечает в своей работе «Восемь смертных грехов цивилизованного человечества» Конрад Лоренц. А пока вывод напрашивается только один. Человечество словно «легло на реверс», на пути, идя по которому обезьяна превратилась в человека, включены возвратные процессы. Больная самооценка, равно как и не имеющая границ свобода самовыражения – есть признаки детства, но никак не зрелости, никак не культуры, необходимых для принятия адекватной ответственности за происходящее на себя.
К сожалению, пресловутое «я» мне особенной ценностью не представляется. Напротив, возносимое, оно – чудовищная помеха на пути развития человека, его оригинального мышления, его духовного роста, его умения находить в себе отзвуки мира. Это помеха способности определять аналогичные проявления в других объектах, опознавать похожие элементы, соединять их и анализировать, словно пропуская многообразие мира через себя.
Если перекладывать это вопрос на язык образов, я сказала бы так: осознанный человек в любом зеркале увидит мир людей, а у того, кто озабочен самооценкой, на зеркале ткань наброшена.
Мы же помним, когда на Руси закрывают зеркала? Верно. Когда в доме покойник. А почему так делают? А из страха. Как бы он «оттуда» не явился и вообще, как бы чего не вышло. Вот и на себя самого неосознанный человек смотреть боится. И на всякий случай приводит кучу доказательств того, почему именно так, как ведет себя он, и есть единственно правильно.
Хорошо бы тем из нас, для кого самооценка реально важна, осознать, что мышцы души тренируются так же, как мышцы тела, а именно – нагрузками и упорным преодолением себя. Это касается и мозга, который тем сильнее, чем более активно и более разнопланово эксплуатируется. Сказанное означает, что причины роста самооценки имеют конкретные адреса.
Если мы постоянно нагружаем себя, меняя и совершенствуя, у нас есть причины прислушаться к самооценке. Если же мы склонны обязанности и ответственность с себя слагать, лучше нам не провоцировать насмешки и о самооценке покрепче забыть. И, конечно же, не ждать от детей никакого роста. Имеет смысл ожидать от них только того, что мы им ежедневно демонстрируем, находясь рядом с ними.

Что же тогда действительно важно

Мы понимаем, что главное в процессе определения «кто же я такой» не перечень вопросов, «какой я», их можно найти повсюду. Главное – это зрелое, осознанное и бесстрашное намерение человека –
внимание! –
присоединить себя к этой жизни и ее людям. Прирастить себя к ней, признать, что любое «я» – всего лишь частица ее огромности, несущая в себе все ото всех. Озадачиться не самоутверждением, а желанием внутренних перемен и роста – в обучении, в обдумывании иных точек зрения и гипотез. В труде по осознанию фактов, позволивших выдвинуть гипотезу, т.е. в осмыслении процессов. Это так грустно, что сейчас стало немодным размышлять. Но если мы не вернем это замечательное занятие в моду, мы никогда не докопаемся ни до каких причин. Нам тогда не достать ни до проблем беспризорников, ни до того, каковы мы в этой жизни сами, ни до осмысления своего изображения в зеркале, накрытом чем-то от наших страхов. «Не мыслям надобно учить, а мыслить», – утверждал Иммануил Кант.
Я же не буду пугаться избитых фраз. Нам надо озадачиться поисками истины. Смотрите, какие чудесные слова сказал об этом Конрад Лоренц: «Гипотеза никогда не опровергается единственным противоречащим ей фактом; опровергается она лишь другой гипотезой, которой подчиняется большее число фактов. Итак, «истина» есть рабочая гипотеза, способная наилучшим образом проложить путь другим гипотезам, которые сумеют объяснить больше».
Набраться мужества и открыть себя этому миру, чтобы найти затем все его многообразие в себе.
Подобные состояния принято называть разрывом шаблонов, что неудивительно, ведь тенденция к «отдельности» среди нас сейчас очень высока. И все же, «я» – само по себе не ценность, самоценно только зрелое, осознанное «я». Та конструктивная единица, которая больше не разрушает из-за непонимания, не отделяется из-за эгоизма, не реагирует на окружающее из амбиций или страха, но помнит об истоках и вечных человеческих ценностях. Ведь именно ими до настоящего дня жива Земля. Человек, который об этом помнит, никогда не встанет «над», ощущая свое отличие от ребенка только лишь в ответственности перед ним.
Глобальные проблемы требуют глобальных же решений, рассмотрения их со всех сторон. Я поняла, что любой ребенок подобен холсту и палитре, а его качества – песчинкам для будущей чудесной мозаики или россыпи пазлов без полной картины-подсказки перед глазами. Мне стало ясно, что вот он, ключ к разгадке тайны: чтобы найти, к чему прилегают грани каждого пазла, прежде всего надо заглянуть в тайники себя. В богатейших тайниках каждого из нас непременно обнаружится та самая грань, которую нам надо распознать в другом человеке. Она может быть подавленной или же активной, она останется в глубине или на поверхности, окажется осознано трансформированной или все еще косной… Какой бы она ни была, при честном поиске она обязательно найдется, и это главный секрет и главное открытие зрелой личности, это один из самых весомых и значимых подарков жизни, которые мне известны.
Человек, принявший такой подарок, никогда больше не встанет «над». Одновременно с этим он не почувствует никого надо собой, потому что им найден будет тот угол зрения, при взгляде с которого существует единство, а оно подавления не предполагает. Это как умереть и вернуться, чтобы жить снова.
Все мы слышали множество историй о людях, перенесших клиническую смерть. После происшествия их сознания диаметрально менялись. То же самое происходило с людьми, подошедшими вплотную к миру обездоленных детей, но не для того, чтобы оценить его жителей, глядя «над». А для того, чтобы, как к роднику, припасть. Человек, который почувствует ответственность и святость такого прикосновения, прежним уже не останется. Он облачится в приятие, а это не только знания, это еще интуиция и, что существенно важно, этика, причем этика – как стиль жизни. Образно выражаясь, брошенный в водоем жизни без прикрас, человек перестанет брызгаться и барахтаться бессмысленно, но поплывет в ее океане, способный сам определять свой фарватер и стиль.
Если же сравнивать вереницу поколений с хорошо знакомым образом растущего дерева, то питание к будущему всегда идет в нем от корней, что значит – снизу вверх. Не напитает ребенка стоящий «над», такой процесс для природы – противоестественный. Конечно, корень не равен ветвям, и это еще одно преимущество родителя – обеспечить верный состав питательных соков, чтобы дети, чтобы ветви росли здоровыми и крепкими.
Иссак Ньютон считал, что только образное мышление спасет мир и даст возможность людям понимать друг друга. И я не случайно столько времени уделяю примерам. Я это делаю, потому что настаиваю: все педагогические и родительские неудачи, случившиеся от общения с детьми, – с любыми детьми! – случились не из-за детей. Это произошло оттого, что точка зрения, пункт наблюдения, степень участия, мера ответственности, что угодно – все вместе или частично взрослыми людьми были выбраны ошибочно. «За кого ты меня принимаешь?» – на этот, заданный самому себе вопрос, тот из нас, кто не смог раскрыть секрет беспризорников, вряд ли сумел бы ответить.

Несколько слов о модных подходах к воспитанию.

Увы, так же как и в остальных своих областях, мода на подходы к воспитанию есть только признак движения жизни, ее закольцованных повторов и, как это ни странно, ограниченного числа вариантов «действующих моделей» внутри колец. Бесконечно разные, мы все-таки удивительно похожи, иначе рекомендации «познать с себя», так же как и «начать с себя», были бы неосуществимыми. Мода преходяща, нам ли не знать этого ее свойства. В воспитании детей, как и во всем остальном, чего в силах коснуться, эта мода время от времени переворачивается с боку на бок или встает с ног на голову. И каждое поколение наблюдает эти кульбиты, а уже встретившие самих себя представители старших поколений до смешного похоже комментируют их. Взлеты и падения, пики и бездны, – они «щекочут нервы» и толкают возвращаться. Однако до тех пор, пока душа не оперится, при попытке взлететь с ней будет происходить то же, что с птенцом, рано покинувшим свое гнездо. Нам всем хорошо бы сначала вобрать опыт горизонтали, овладеть мудростью «ходьбы по прямой». И только потом устремляться вверх. Отработанная на совесть горизонталь – это как раз и есть работа надо собой, без которой к вопросу о беспризорниках подступаться не стоит. Потому что мы будем видеть проблемы в генах, обстоятельствах раннего детства, пережитых детьми травмах, но не в собственном неумении найти подход. Мы обойдем вниманием свою неспособность правильно подобрать игры, которые помогут детям шаг за шагом пережить свое детство, и аргументы, после которых отказаться от наших предложений дети не сумеют.
Мы уже говорили о «клетках счастья». Мы сравнивали их с жировыми клетками, предполагая, что если их изначально нет, то уже им не нарасти. Единый сценарий, общий язык – вот что способно дать начало росту «клеток счастья». Надо стать «соплеменниками» своим детям – рожденным, встреченным, прирощенным. Пусть наш ребенок накрепко усвоит, что рядом с нами он – свой. Равный среди равных в своем племени, – разве может быть несчастливым такой человек?
Даже без погружения в психоанализ возможно узнать, что тревожит ребенка, о чем он боится вспоминать, даже – о чем старательно забыл. О том, как подобное происходит, я рассказывала в романе «День девятый», а на семинарах мы посвящаем этой теме часы. Я приветствую возврат к временам, когда женщинами правила интуиция, а мужчинами чувство долга, что недалеко от понятия «честь». Прислушайтесь: если мы – женщина и мужчина – соответственно «чуем» и «считаем за честь», то методики не слишком важны. Они не слишком важны, когда объединяются сердце и разум.
Хорошо бы нам осознанно научиться усреднять воспитательную моду. Применяя достижения современности, как полезно было бы нам не забывать о своей связи с природой, о том, что до нас существовало веками и продолжает существовать благодаря незыблемости своей. Разумный взгляд подсказывает выход: надо выбирать самое выживательное, самое победительное отовсюду. Стоит учиться и у друзей, и у врагов, хотя, конечно же, лучше, чтобы врагов у нас не было. Впрочем, если мы будем дерзать и не соглашаться с опровергающими все подряд утверждениями моды, недоброжелатели неизбежно возникнут. Пусть тогда они станут для нас стимулом и подтверждением того, что мы осмелились мыслить, что нас больше не страшит перспектива выйти из толпы. И нам, безусловно, следует учиться у родителей, как на их положительных примерах, так и на отрицательных. Обязательно нужно говорить с детьми о тех человеческих свойствах, которые приводят души к социальной гибели. А как иначе понять, чего не стоит делать, чтобы не повторить чью-то тяжелую судьбу?
Мне кажется правильным также не тратить время на обиды и упреки. Куда как лучше осознать причины неудач прошлого, назвать понятное словами и испытать благодарность к каждому, кто продемонстрировал нам неверное поведение, если мы увидели, что плоды этого поведения дурны. Думаю, это ценный опыт, нам же следует позаботиться о том, чтобы деструктивных подходов не повторять. Неплохо проверить также, что в вопросе воспитания оставалось неизменным от глубин веков. В ответе найдется то, что моде неподвластно. Я постаралась проанализировать этот вопрос в книге о большой человеческой любви, во втором своем романе – «Семьдесят шестое море Павла и Маши П.»

Продолжение следует

Tags: статья, усыновление
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author