volshebnypendel (volshebnypendel) wrote,
volshebnypendel
volshebnypendel

Categories:

Он не желает чистить зубы!

Если наш ребенок не чистит зубов. Наш ребенок-подросток.

Мне придется снова ходить кругами, для того чтобы подойти к своим ответам. Потому что этот подход не столько стратегический, сколько мировоззренческий.

Прежде всего, хочу напомнить, что главное в решении наших ситуаций – отношения с ребенком. Их надо не нарушить, их надо сохранить, какую бы проблему поведения мы ни решали.

Второе важное - способ нашего общения. Если мы трагичны, склонны драматизировать ситуацию и свою роль в ней, если мы не любим играть, нам будет непросто выполнить эти простые рекомендации.

И наоборот. Если мы склонны экспериментировать, если мы готовы к длительному опыту, если нам важно не то, что будет делать ребенок сейчас, а каким он станет потом, и если в нас сохранился еще наш с вами внутренний ребенок, которому интересно, что будет, который, высунув язычок от старания, рисует что-то на листе бумаги и удивляется тому, что у него получилось, то эти варианты действий вполне могут прийтись нам впору.

Лирическое отступление:

Предки наши зубов не чистили, а теряли их, судя по художественной литературе, ничуть не раньше, чем мы с вами. Более того, некоторые исследователи утверждают, что эмаль зубов сохраняется куда лучше, если рот просто споласкивать, зубов не трогая. То есть, существует мнение, что чистка зубов, как и повальные занятия в спортзалах, в некотором смысле «психоз цивилизации».

Так это или не так, сейчас значения не имеет.
Потому что в наших понятиях Закона и Порядка принято хотя бы дважды в день вооружаться зубной щеткой. И, конечно, все мы заинтересованы, чтобы наш ребенок в эти параметры вписывался. Я тут не исключение, потому и говорила, что реплику психолога «Он имеет право обращаться со своим телом, как ему угодно» (историю эту я приводила в одном из постов), выданную матери усыновленного подростка, я считаю как минимум непрофессиональной. Впрочем, не только поэтому. А потому еще, что не согласна с модными понятиями свободы, когда человек оправдывается в своем стремлении делать что ему угодно, пренебрегая тем, что чувствуют люди вокруг него и не обращая внимания на общепринятые условности. Я считаю это признаком одичания общества.

Ну, так. Есть у нас дитятко, и не чистит оно зубов.

Тут два варианта. Ребенок недавно появился в нашей семье, он взят под опеку или усыновлен. В этом случае, если мы соединились с нашим ребенком, когда он уже дожил без нас до подросткового возраста, вряд ли нам стоит форсировать события. Тут у нас вопрос вживления, прорастания – медленный и тщательный, и можно пожертвовать не только чистыми зубами, но и еще немало чем, пока мы выстраиваем наши отношения, пока проращиваем нашу веру в то, что мы теперь родные люди, что мы любимы и любим, что мы друг для друга надежда и опора.
Но если ребенок этот наш изначально. Вряд ли мы не воспитывали его прежде в плане гигиены, раз теперь задаемся таким вопросом. Скорее всего, наша детка доросла до пубертата и взялась протестовать против всего на свете. То есть, мы вступили в период дезориентации и демонстрации – непростое для всех родителей время.

Что же нам делать?

Прежде всего, приготовиться к тому, что никакие разговоры нам не помогут (Мы же уже пытались поговорить, объяснить, а в ответ либо протесты, либо насмешки, либо «стеклянные глаза»). Что же мы делаем в этом случае?

Первое: мы отступаем.

То есть, делаем вид, что сдались. Даже можем при последней беседе (спровоцируйте ее) махнуть рукой: «Больше не буду к тебе с этим приставать, делай что хочешь.» Если очень хочется, можно еще добавить очень модные  сейчас "волшебные" слова "я уважаю твой выбор", если мы знаем о своем ребенке, что эти слова дадут ему иллюзию победы. Пусть потешится. Мы же помним, что  наши отношения с ребенком нам во сто крат дороже всех зубов мира вместе взятых.
Иногда, правда, нам приходиться напоминать себе об этом. В переходном возрасте в этой «напоминалке» мы нуждаемся особенно часто.

Еще одно, теперь лирическое, отступление.

На своем семинаре я рассказывала, как важно нам иметь сообщников в воспитании детей. Это тема длинная и отдельная, а если коротко, то хорошо и правильно, чтобы нас окружали люди, которые никогда не бывают нами поносимы или раскритикованы при ребенке, пока он растет, те, к кому он может обратиться «если что», те, кто вызывает в нем симпатию и доверие.

Следующее лирическое отступление.

А способны ли мы блефовать? Способны ли сочинять на ходу? Можем ли договориться о чем-то с друзьями или родственниками из нашей надежной группы, чтобы они помогли нам и приняли участие в наших небольших представлениях? Готовы ли мы самостоятельно моделировать ситуации, а не ждать, когда «представится случай»?
Если да, продолжаю. Но все, что я скажу дальше, будет штрихами, наметками. Не указанием, как надо действовать, а неким «блюдом», посмотрев на которое мы не прочь его приготовить, но не следовать рецепту точь в точь, а внести свои изменения, как это каждому творческому повару-мастеру (а не ремесленнику) свойственно.

Итак, мы отступаем. Некоторое время, возможно , около месяца, делаем вид, что проблемы не существует, «обесточиваем» ее. Пусть наше чадо полностью расслабится.

Потом создаем ситуацию совместного ухода из дома в конкретное место. Уже стоя на пороге, говорим вдруг: «Ой, я забыла почистить зубы. Подожди, пожалуйста, а то еще дыхну несвежим на... кого угодно  (продавца, соседа, девушку в сбербанке, в зависимости от того, куда мы идем).

Важно! В это время мы на нашего ребенка не смотрим! Нам надо только, чтобы он находился к нам близко и стопроцентно наши слова слышал, но взгляда мы не ловим и в том, что он нас услыхал, не убеждаемся. Наша цель, чтобы, приняв эту информацию, он чувствовал себя совершенно свободным от нашего влияния. В его сознании это не более чем случайность!

Идем себе потом спокойно, говорим совсем о другом. За тем, как приходит в себя наше вздрогнувшее чадо, не наблюдаем.

Спустя некоторое время, можно неделю или дней десять, разыгрываем сценку в разговоре по телефону с кем-то, кому мы доверяем. Вот тут нам понадобится встречный взгляд! Итак, мы говорим по телефону, например, с подругой, в это время мы можем спокойно путешествовать по квартире, то есть, мы не ограничены необходимостью иметь наше дитятко подле себя. Психологически как раз лучше «маячить», но, конечно, нам надо убедиться, что наушников в ушах ребенка нет. Мы крутимся рядом с ним и ведем отстраненный от ребенка разговор ( чтобы оправдать «кручение» рядом с ним, займитесь, например, разборкой шкафа или протиркой пыли). Итак, мы беседуем, вспоминаем, например, наши школьные годы, смеемся. Говорим: «А помнишь, такой-то в классе….(что угодно. цветок с горшком расколотил). А помнишь, как однажды наши ребята… (бревно не могли их физкультурного зала вынести, застревали)» И потом вдруг:

- Что? Какой? (пауза) А, этот, вечно с грязными зубами? Помню, конечно! Мы его еще тухляком звали».

Вот здесь довольно неприятно, потому что в этом месте мы себя обрываем: «Ой, ну ладно, давай потом поговорим», и тут же, прервав разговор, обращаемся к ребенку, непременно называя его по имени и дожидаясь, чтобы он на нас посмотрел: «Прости за бестактность, я не хотела тебя задеть. Извини, дорогой», - и, сохраняя несколько смущенный вид, уходим в другое место квартиры.

Даем ребенку пережить инцидент, пусть снова пройдут дней десять.

И нам опять понадобится «помощь зала».

Договариваемся с кем-нибудь из своих о короткой сценке, которую мы перед нашим подростком разыграем. В это раз, мы снова ни под каким видом не смотрим на ребенка, мы говорим коротко и только с тем, с кем мы «в сговоре».
Картинка приблизительная:

- Слушай, забыл(а) тебя спросить, как там Имярек, что у нее с этим парнем? Помнишь, ты говорил(а), что ей кто-то приглянулся?

- Да ну, ерунда. Это он издалека казался симпатичным. А потом они пошли танцевать на вечеринке, он засмеялся, а у него во рту помойка. Жуть вообще. Даже кусок пищи в зубе застрял, и вообще все зубы в налете.

- Да ты что?

- Да кошмар. Он ведь еще к ней целоваться полез! Она еле дотанцевала, чтобы не сбежать.

Тут же надо перейти на другую тему, ее тоже спланировать и обсудить заранее. Вторая тема должна быть совсем другой и еще короче первой. Например, для мамочек:

- Слушай, посмотри. Что у меня нам под воротником? Что-то царапает…

- А? Да у тебя там ярлык шею натер. Давай отрежу…

После этого надо уйти. Желание оглянуться на ребенка – подавить. Заняться чем-то, чтобы не быть уличенными. Это не трудно, можно, например, сесть за компьютер. Но лучше разобрать какую-то коробочку, например. Вместе сделать что-то по хозяйству.

Вот такие приемы помогают включить в нашем чадушке «программу долгосрочного реагирования». Нам же важно не именно сейчас добиться успеха в нашем воспитании, а получить, что называется, пожизненный результат. Эти три сценки мы можем разыграть в течение месяца, частить тут нельзя, а потом, когда пройдет еще месяц, снова соорудить нечто подобное. Пустить в ход фантазию, придумать «сценку» в которой некто с немытыми зубами вызвал неприязнь у собеседника.

Пожалуй, этого хватит.

И, конечно же, мы понимаем с вами, что для того, чтобы наши примеры оказались убедительными, должны быть и другие разговоры с нашими близкими, при которых ребенок присутствует, должны быть разыграны похожие ситуации с безобидными для него сюжетами. Чтобы не вызвать подозрений.

И я бы не стала смущаться придуманностью сценариев, потому что, либо у нас все "идет как идет", либо мы сами составляем программу, по которым играется пьеса. Если мы активны, то и ответственности не боимся. Я думаю так.

Вода камень точит. А водопад может камень сдвинуть с места, и он покатится себе… не туда, куда бы нам хотелось. Поэтому запасемся терпением. И начнем распространять наше влияние потихоньку, чтобы оно поступало капельно и удерживалось в сознании нашего ребенка надежно и прочно.

Результаты я вам гарантирую.
Tags: воспитание, проблемы с детьми
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments