volshebnypendel (volshebnypendel) wrote,
volshebnypendel
volshebnypendel

Category:

Пополнение в семье, часть вторая и третья

Часть вторая

Итак, мы скоро принесем или приведем в дом маленького человека, который почему-то родился в другом месте.

Сравнительно недавно мои самые близкие друзья переживали такой момент. Новый человек уже готовеньким и не совсем младенцем должен был появится в их доме. И там, в этом доме, кроме будущих родителей уже ждала его старшая сестра. Большая девушка. И вот, пару раз маме, моей подруге, показалось, что она увидела отблеск ревности в глазах дочки, когда рассказывала о малыше.

Я думаю, что ревность в душе хорошего человека, а дочь моей подруги точно хороший человек, может возникнуть только в одном случае: если ему вдруг покажется на минуту, что он «лишний на этом празднике жизни». То есть, если «мы», которое включало всех членов семьи, вдруг распадается, как если бы существующий ребенок, и неважно, какого он возраста, оказался по одну сторону трещины, а родители и новый ребенок − по другую.
Чтобы этого не случилось, старшим членам семьи нужно как можно более тщательно подчеркивать важность этого «мы», которое теперь расширяется и этим расширением крепнет. Необходимо оговаривать и выделять важность сначала общего намерения, а потом общего дела.

Вот мы заметили этот тревожный огонек в глазах, поймали этот момент неуверенности.

− Знаешь, я думаю, как же хорошо, что мы решились на этот шаг! Мы что-то настоящее в жизни сможем сделать, все вместе.
Или:
− Представляешь, вот он появится у нас, а мы с тобой будем смотреть на него и не понимать, как это, что в нем другая кровь… Потому что мы его полюбим, это происходит со всеми нормальными людьми, и нам с тобой будет дико, как это его не было у нас, или что он физически не из нас произошел… Такое все-таки бренное, это физическое…

И это подойдет, конечно, если ребенок постарше, как в случае моих друзей.

Он будет болеть, и можно рассказывать старшему о том, как ему важно, что вы все сейчас находитесь рядом с ним. Что даже если он совсем кроха и выразить этого не умеет, он все равно чувствует, что в его жизни ненадежности больше нет. Если он постарше и будет капризничать или безобразничать, нужно «расширять диафрагму», стараться и вспоминать безобразия и капризы старшего и рассказывать о них с нежностью и умилением. При этом чем большего внимания требует маленький, тем большим теплом надо окружать старшего. Не стоит требовать, что ваш старший ребенок «что-то понимал». Дети, они всегда остаются детьми по отношению к родителям. Достаточно вспомнить о своих родных, чтобы это заново осознать.


Если же новый ребенок еще маленький, то все должно происходить так же, как если бы следующее дитя рождалось. Все упоры – на понимание ситуации. Не на избранность младшего, а на осмысление происходящего.

− Он не верит пока, что теперь ему можно не бояться, что он останется один. Или что он заплачет, а к нему никто не подойдет. Поэтому он…(не плачет, качается или, не дай Бог, ударяется о жесткое). Мы с тобой будем его утешать, будем ему рассказывать, что он теперь не один, что у него есть теперь своя семья – мама, папа, самый лучший в мире братик. Или сестренка. И потом, однажды, мы увидим у него в глазах слезки. И мы не расстроимся, потому что поймем, что он наконец-то оттаял.
Значимость первого ребенка должна у нас как будто бы вырасти с появлением второго малыша. Пусть в какие-то моменты нам будет казаться, что мы что-то «притягиваем за уши», неважно. Это и есть искусственное конструирование добавочный укреплений. Мы все меняемся, жизнь меняется, и некоторое время мы можем не очень успешно ориентироваться в этих переменах, но это будет недолго. Потому что если мы постоянно будем подбадривать старших и утешать младших, наша система семьи очень скоро «поймет», как правильно стоять. И перестанет раскачиваться.

Семья это система, слаженное и отрегулированное взаимодействие многих величин, подчиненное единому закону с многими пунктами и подпунктами. Это как дорожное движение: знаков и разметок много, а Правила одни. И всем понятно, на что похож нерегулируемый забитый перекресток. Одна машина с Правилами не посчиталась, вторая воспользовалась ситуацией и все. Движение остановлено, все «перештопались», никто никуда не едет. Умелый регулировщик, однако, легко и быстро разберет любую пробку, и мы говорим сейчас о тех случаях парализованного движения, когда обошлось без жертв. Вот и нам надо быть такими регулировщиками, если вдруг что-то в нашей системе нарушилось. Хотя, конечно, лучше всего следить за исправностью системы. В нашем случае это, самоконтроль и внимание к окружающим со стороны главного в семье. И да не унизит любого папу, если этим главным окажется мама.

Существует условный перечень «системных ошибок», которые совершаются чаще всего, и вот одна из них, противопоставление: «Он маленький, уступи ему» или же, отдельно, «Он большой − ему можно». Потому что, если «он» маленький, то, естественно, «не он» − большой. И наоборот. Это готовое противопоставление, выводов из которого в правильную сторону ребенок сделать не сможет. Отсюда, в частности, вытекают соски с люльками для великовозрастных детей. Отсюда протесты, отсюда вредительство и ревность.

− Посмотри, если малыш плачет, то можно дать ему соску. Но, знаешь, что интересно? Маленький, он ведь совсем бедный, он даже не может повернуться на бочок! Мы должны подойти и положить его по-другому, иначе он залежится и снова будет плакать. Такое беспомощное существо, как хорошо, что в жизни мы набираем силы и умения со временем, правда?
Обнять старшего, наблюдая за младшим, попросить помочь, даже не помочь, потому что помощь – это вторая роль, а именно принять участие, вместе порадоваться и вместе огорчиться. Сказать: «Давай побудем немного вдвоем, пока малыш спит?» И побыть вдвоем, а потом вслух удивиться, что вот, прошло немного времени, а вы уже соскучились по общению с малышом. Оба.

В одной из любимых книг моего детства «Дорога уходит вдаль» Александры Бруштейн, есть такой эпизод: «Сенечку уносят к маме, которая, лежа в постели, прикладывает его к груди. Сенечка сразу очень деловито начинает сосать, − видно и слышно, как он мерно глотает.
− Як с кружечки пьет! − восхищается Юзефа.
Мама делает мне знак подойти. Я становлюсь на колени около ее кровати. Мама гладит меня по голове и говорит очень нежно, очень любовно:
− Дочка моя... я все время думаю: "Дети... наши дети..." Правда, хорошо?
Как ни странно, я понимаю, что хочет сказать мама. До, сих пор она всегда думала: "Дочка... Моя дочка шалит, учится, здорова, больна, надо купить нашей дочке мячик или скакалку..." Она не могла думать: "Дети", − у нее была только одна дочка. А теперь она думает: "Дети... наши дети..." И ей это приятно!
Мы тихонько выходим из комнаты.
− Папа...- вдруг вспоминаю я. − А откуда такой малюсенький клопик умеет сосать и глотать? Кто его научил?
− Никто,- говорит папа. − Я вижу это ежедневно уже больше пятнадцати лет. Это чудо. Чудо инстинкта. Мы не понимаем этого, − а ведь это умеют и щенята, и котята, и всякая живая тварь...
Сенечка, наевшись, мирно спит. Я сижу около его колясочки. Во сне он вдруг причмокнул губкой − может быть, ему снится, что он все еще "ужинает"? Я думаю: "Брат. Мой брат..." И мне это радостно».

Нет и не может тут быть никакой конкуренции, потому что, прикладывая новорожденного к груди, мама не забывает гладить по голове старшую дочь и обращаться сначала к ней. Мне кажется, в этом и есть залог мира и любви между детьми в семье. Такой любви, которая на всю жизнь. Ведь цель наша не только сделать сосуществование детей мирным, пока они растут, хоть и это важно. Цель все-таки, чтобы даже став взрослыми, наши дети остались близкими людьми, нужными другу и уместными друг для друга всегда. Мне кажется, без этого не может быть и нашего настоящего родительского счастья.

Хочется коснуться еще одного литературного эпизода. Помним же все мы «Пикник на обочине» Стругацких. И эти слова, которыми завершается книга: «И пусть никто не уйдет обиженным». Какие же это мудрые слова!

Давайте держать равновесие. Есть система, и система эта – семья. Если каждый человек – опора системы, а в идеале так и должно быть, то появление нового человека должно в конечном итоге жизнь облегчать. Просто пока система перестраивается, надо быть более внимательными друг к другу.
На поводу своих «хочу» может идти человек только тогда, когда он живет один. Но как только появляется кто-то еще, возникает семья, а значит, возникает система, и нам уже нужно заботиться о том, чтобы она стала устойчивой и жизнеспособной, начиная с того, чтобы осознать, что системе для устойчивости необходимо.
В данном случае, нам надо советоваться со старшим ребенком, строя предложения так, чтобы советы он давал правильные, то есть, заранее конструировать его ответ, моделировать ситуации, обсуждать с ребенком все свои действия, особенно поначалу. Приглашать его рассказать папе, как прошел день, когда папа приходит с работы, а если папы нет, то когда приходит бабушка или навещает друг. Предлагать: «Расскажи об этом!» Спрашивать: «Так все было? Я правильно рассказала?» − после того, как рассказали сами. А если ребенок еще маленький, то приглашать его рассказать пришедшему точно так же, но держать его, рассказывая, на руках, постоянно повторяя «мы». Интересно еще встретить папу и с другими разговорами. Взять на руки малыша и рассказать папе уже от его имени, как замечательно сегодня что-то сделал старший. Это бывает радостным событием, причем, не приедается никогда.
Маленький человек, с мнением которого считаются, с которым советуются, обсуждают что-то вместе, растет с ощущением «незряшности» своей. И мне снова хочется подчеркнуть, это НЕ самооценка. Это, раз уж на то пошло, «самополезность» в этой жизни, которая начинается с семьи. «Самозначимость» для каждого из ее членов.

Часть третья
Если мама выходит замуж

По третьей части нашей темы, если мама собралась замуж, вопреки тому, что у нас звучало об отношении между собой «стареньких и новеньких» детей, советоваться с ребенком категорически не следует. Ни в коем случае не надо спрашивать у ребенка разрешения, выходить вам замуж или нет. Это только ваше право – решать, оставаться ли вам дальше одной или продолжить жизнь, но уже с вашим новым избранником.

Ребенка постарше надо просто заранее познакомить со своим мужчиной, наладить по возможности их отношения. Даже если ребенок подросток, не надо его спрашивать, что вам следует делать. Жестоко перекладывать ответственность за этот шаг на ребенка, он не в состоянии принять верное решение за вас. То, что кому-то может показаться проявлением уважения к ребенку или же демократичностью мамы, ничем подобным не является. Скорее всего, это инфантильность и незнание психологии взаимоотношений. Советоваться с ребенком в этом плане означает именно мамину безответственность, а часто – подготовку запасного варианта. Бывает, что варианта отступления.

В обоих случаях такое поведение мамы к тому, что сопутствует взрослому зрелому человеку, никак не относится. Скорее всего, данная мама прячется за самообольщением и пребывает в сетях штампованных тенденций. Такой маме было бы полезно пройти тренинг по самопознанию, он бы и ее будущую жизнь с избранником сделал бы куда успешней.

Возможно, что это не мама выходит замуж. Сейчас все чаще случаются ситуации, когда это папа, который живет вдвоем с ребенком, приводит домой новую подружку. В комедийных фильмах по этой тематике постоянно демонстрируется тотальная неспособность пап увидеть, искренние ли отношения у его новой подруги к его же ребенку. Но в реальности это не так. Ничуть не реже, чем это бывает с мамами, папы понимают, что за женщина перед ними. К сожалению, папы тоже попадают в сети самообмана относительно устройства совместной жизни в новом составе. Но если папа по-настоящему любит своего ребенка, то он будет иметь отдельные предварительные беседы, как с ребенком, так и с подругой. С ребенком – в зависимости от его возраста, а с подругой – вне зависимости от обстоятельств. Чтобы новой женщине папы сразу стало понятно, что конкурировать с его ребенком ей не следует.

Заслуживайте симпатию ребенка в своем новом качестве вместе с вашими избранниками, доказывайте родному ребенку, что на вас можно положиться и на вашего друга тоже, как доказывают детям свою надежность родители приемные. Готовьте ребенка к появлению в семье нового взрослого человека так же тщательно, как мы делаем это, поджидая рождения или прихода малыша. Но решайте, как вам поступать, сами и только сами, мысленно готовя себя к тому, что когда-то, когда ваши дети станут взрослыми, они будут иметь такое же право самостоятельно решать, с кем им соединить свою судьбу.

Если у мамы уже были дети, новый мамин друг тоже пришел с ребенком, и, возможно появление следующего члена семьи.

Тут задачи у взрослых людей настолько разноплановые, что их практически невозможно перечислить. Разве что, призвать взрослых людей к тому, чтобы они периодически напоминали себе о том, что в их жизни значат их дети.

Слышала однажды: «Я не просил вас, чтобы вы меня рождали!» Так возмущался обстоятельствам старший малыш в одной семье. Малышом его я называю условно, ему было уже лет семь, вполне большой мальчик. И, конечно, родители спрашивали, что с этим можно сделать. И, конечно, мы искали выходов, при этом для меня было совершенно очевидно, что «что-то делать» надо было намного раньше, сразу, едва человек родился на свет. Факт же остается фактом, наши дети действительно не просили нас, чтобы мы производили их на свет. Поскольку это было нашим и только нашим решением, наша ответственность за этот выбор не должна ослабевать никогда.

Сейчас у нас много помешательств. На раннем развитии, хотя уже доказано, что оно неполезно, на гиперопеке, которая плодит нежизнеспособных и некоммуникабельных людей, на безотказности, и она тоже чревата формированием не самых лучших черт у тех детей, кому «посчастливилось» ее испытать. Недавно в передаче о младенцах широко известной особы я услышала ее рассуждения, что звездные дети имеют все, и надо, чтобы они имели все, потому что когда еще баловать, как не в детстве, взрослая жизнь-де не побалует. Эта фраза показалась мне фальшивой и циничной. До каких пор мы будем думать и вещать вслух, что любовь – в безотказности состоит?

Возьму пример не менее известный – легендарную Анжелику. В одной из серий она прискакивает на красавце коне в свой замок (могу немного переврать обстоятельства) и требует, чтобы двое ее еще совсем маленьких сыновей… Нет, самих требований я не вспомню. Зато отчетливо передо мной, как одна из нянь пытается оградить деток от материнской «дрессуры»: «Но, госпожа…» И Анжелика отвечает няньке словами, в ответ на которые я и сейчас готова встать и крикнуть: « Браво!»:
− «Я слишком люблю моих сыновей, чтобы их щадить».

Не все из нас, однако, любители экстрима. Поэтому было бы неплохо, если бы мы выбрали золотую середину, она-то наверняка не подведет. Как-то нам надо научиться выражать свою любовь к детям без излишней опеки, без вседозволенности, но и без чрезмерной дрессуры. А вот с уважением к человеку. Даже когда человек этот еще совсем кроха.
Поэтому я посоветовала бы семьям, в которые входит новый взрослый человек, или же даже пара людей – взрослый и ребенок, «потуже затянуть пояса самоконтроля». Родителям новой комплектации хорошо бы позаботиться, чтобы дети вдруг не осиротели на фоне вспыхнувшей любви взрослых людей.

Распределяйте внимание, как распределяются нагрузки, особенно тщательно делайте это первое время, пока отношения формируются, пока недоверие свежо, а прочные связи еще не сформировались. Вовлекайте детей в решение бытовых проблем, подчеркивайте их нужность и не демонстрируйте слишком часто своих страстных объятий в расчете на то, ребенок все понимает. Очень большая вероятность, что поймет он в этот момент одно: обнимают не его. И снова придется что-то выравнивать, когда возможно было не сминать.

Если наш ребенок живет в диалоге с нами, если он ощущает себя полноценным членом нашей семьи, как системы, он не будет противиться ни управлению (такое противление всегда от недостатка взаимоуважения), ни роли старшего ребенка в семье. Думаю, при наличии хорошо простроенного уважения между мамой и ребенком, уважения с соблюдением принципа иерархии, ребенок примет и нового взрослого. Думаю, он в принципе будет способен принимать то, что мы с вами ему предложим.
Здесь все опять наоборот тому, что сейчас тут и там пропагандируется: не знающие отказа ни в чем, не приученные ни к каким рамкам ограничения и, тем более, самоограничения, дети бурно протестуют против любого покусительства на то, к чему они привыкли. Но чем больше мы детям «ни в чем не отказываем», тем более ригидными они растут. Рамки, против которых так часто протестуют многие, учат гибкости и неконфликтности. Просто нужно знать меру во всем решительно. А проблемы, если их в жизни нет, следует придумывать специально, чтобы хотя бы немного закалить наших детей и научить их принимать решения в разных жизненных обстоятельствах, не теряя при этом лица человеческого, и не посягая на вполне правомочное решение одного из родителей обзавестись подругой или другом.
Tags: воспитание, мама-папа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments