volshebnypendel (volshebnypendel) wrote,
volshebnypendel
volshebnypendel

Categories:

Что такое свобода воли

Эту невероятную по объемности тему – свобода человеческой воли или ее иллюзорность – мне не хотелось бы сводить к производным от биологических объектов. Хотя, волей-неволей, в определенных аспектах нам больше ничего не остается, как согласиться с данным заявлением. Но есть у этой медали и обратная сторона, во всяком случае, она есть у верующих людей, к которым я себя отношу. И в этом случае над биологической машиной, которая есть физический, видимый человек, должен существовать Дух, невидимая ипостась. Вот эти две основных категории пусть и послужат мне ориентиром.

Между этими двумя конечными станциями существует немало полустанков. Вернее, их очень много. И если на данном маршруте – «Человек это биомашина» и «Человек это Дух» останавливаться хотя бы на некоторых, то для всей дороги в полноте картины лично мне и жизни не хватит. Поэтому я возьму «пять с половиной» промежуточных остановок. Этими остановками будут:

«Память»,
«Обучение»,
«Сознание»
«Подражание»,
«Заболевание».

А то, что я назвала половинкой остановки, будет состоять из реплик. Утешительных реплик, в частности, к вопросу усыновления.

Итак, биомашина. Если прочитать широко известную книгу Ричарда Докинза «Эгоистичный ген», то кому-то, кто верит в Высший Смысл, станет невыразимо печально. Потому что доказательства покажутся бесспорными. И потому, что названия популярных работ Докинза «Вирус веры», «Рабы суеверий – враги разума» и Бог – корень всех зол» говорят за себя. Мы – универсальные биологические машины для жизни и продолжения генов. Машины несовершенные, но достаточные, тем не менее, для того, чтобы гены могли существовать тысячелетиями, передавая свои заряды последующим от предыдущих. Мы – мнящая о себе биомасса, а сознание наше, которое годится только на то, чтобы опосредованно и с задержкой осознавать происходящее, не способно предвосхитить даже собственных импульсов. То есть, в качестве мыслящих существ мы выглядим в полотне Докинза более чем печально. Впрочем, ему самому так не кажется. Более того, Докинз уверен, что грандиозность картины эволюции генов куда более внушительна, чем если бы этим миром правил Бог. И вот, блестяще изложенная, уже полвека перед читателем раскрывается ярчайшая картина нескончаемых химических реакций – генная эволюция.

Но, как бы я ни огорчилась от категоричности представленной картины, мне всего-то пришлось себе напомнить, что эта станция – всего лишь начало нашего пути. Итак, наш поезд трогается. И уносит с собой замечательное известие: Во все эти тысячелетия выживают одни и те же гены – самые лучшие и самые сильные. Их не так уж много, другое дело, количество их комбинаций, вот оно бесчисленно. И в целях того же самого выживания комбинации эти не повторяются. Поэтому в детях, которые находятся сейчас в домах малютки и детских домах, как в биологических машинах, «проживают» ничуть не худшие гены, чем в нас с вами. Что же касается судеб родственников этих детей, то какая-то комбинация оказалась слабой, лучшие гены, однако, выжили в потомстве. Сбой программы произошел сравнительно недавно, вероятность повторения патологичных комбинаций ничтожна мала, а лучшие, сильные гены живы-здоровы. Это вывод, который напрашивается из книги Докинза сам по себе, настолько жизнеутверждающий, что я со спокойной душой отправляюсь на следующую станцию, а по дороге продолжаю размышлять.


Представим себе, что мы проходим по холлу крупного отеля. На улицу ведут три стеклянные двери – одинаковые по размеру. И каждый из нас выберет всего одну дверь, через которую помещение покинет. Можно постараться представить себе причины, по которым мы пролагаем свой маршрут на этот раз. При этом аргументы «я просто решил» или «мне просто захотелось» не работают. Оказывается, ничто не просто в этом мире. И за каждым решением лежат наши мотивации. Осознанные или не осознанные нами, но они есть. Так что же заставит нас выбрать ту или иную дверь?

− Это может быть «следование». Мы заняты мыслями, «пристроились в хвост» за кем-то, кто уже некоторое время движется к выходу и, не задумываясь, продолжаем свое движение. На улице мы словно «очнемся» или же продолжим двигаться машинально.

− Это может быть случайно долетевший до нас запах, сознанием, опять-таки, не уловленный. Если запах приятный, мы «свернем на него», если неприятный, отклонимся в сторону.

− Это может быть привлекательная фигура девушки для мужчины, который вовсе не озадачен поиском партнерши. Мужчина идет к выходу, а глаза его тем временем «отдыхают», следя за чьи-ми стройными ножками.

− Это может быть ассоциация, воспоминание, даже его комплексность. Пример приведу самый дурацкий. Существует какая-то примета относительно ворот и калиток, ведущих на кладбища. Оказывается, для некоторых людей существенно важно, что входить на кладбище можно только (допустим) через калитку, но ни в коем случае не через ворота! Потому что это плохая примета. И если предположить, что этот человек следует к выходу из магазина и вдруг один из снующих мимо прохожих смутно напоминает ему кого-то из его умерших, то этот человек неминуемо пройдет в боковую дверь, но не в центральную. Потому что именно боковая дверь ассоциируется у него с калиткой. При этом похожесть прохожего на кого-то усопшего человек может осознать, а вот движение «вбок» нет.

− Это может быть память о ком-то, которая также активизировалась воспоминанием. Допустим, вы молодой человек и у вашей любимой девушки, по которой вы уже сильно соскучились, есть маленькая собачонка. Заметив краем глаза среди входящих женщину с собачкой в руках, вы с большой вероятностью захотите пройти мимо нее. Это принесет вам небольшою порцию приятных ощущений, даже слегка взбудоражит вас. Скорее всего, вы не отследите этих микропроцессов и не поймете, отчего ваше настроение несколько улучшилось.

− Это может быть что-то обратное, например, темноволосый парень-гастарбайтер, если, конечно, на этот раз вы молодой человек с переизбытком адреналина в крови и с активной жаждой приключений. Тогда вы точно так же пойдете навстречу искомой эмоции, как и человек из предыдущего примера.

− Это может быть совсем недавний неудачный выход из таких же дверей, если вы – женщина с сумками в руках. Буквально пару часов назад вы точно также двигались на выход, были нагружены и вас толкнули в левый бок. Скорее всего, теперь вы пойдете на выход справа.

− Это может быть, и в большинстве случаев именно так и есть, что вы просто идете, куда идут все. Толпа рассредоточивается бездумно, и вы тоже движетесь вместе с толпой, подчиняясь ее законам. И могут быть еще тысячи причин, которые успеют повлиять на ваш маршрут без участия в этом процессе вашего сознания. Из этих примеров мы можем предположить как минимум, что свободой выбора мы озадачены не всегда. Хорошо бы найти те ситуации, когда этот выбор явен.

Станция Память

Эммануил Кант писал, что две вещи вызывают в нем бесконечный восторг: звездное небо у него над головой и моральный закон внутри него самого. И ведь действительно, космология – наука о том, как и откуда возник наш мир, и наука о разуме, и есть, в сущности две самые великие загадки нашей жизни. Кант был прав еще и потому, говорит Константин Анохин, российский профессор нейробиолог, что человеческий мозг, который рождает переживания души и моральные законы, это самый сложный из объектов, известных нам во вселенной».

Ниже я даю видеоролик с неторопливой, рассуждающей речью этого потомственного ученого, большое количество своей жизни посвятившего изучению памяти, эмоций и их мотиваций. Данная запись называется «Вспомнить все», и она для любителей темы, ролик действительно очень медленный, длится больше часа, а у нас впереди еще много заслуживающих внимание ссылок. Однако прежде чем двигаться дальше, я хочу дать пару цитат из выступления профессора Анохина:

− «Память, это то, что составляет нашу душу»
− «Память – универсальное свойство нервной системы»

Профессор утверждает, что мы – это наша память. Он предлагает нам представить себе операцию по пересадке … чего угодно. «Мы окажемся там, где наш мозг», − утверждает Анохин. − Если, к примеру, провести операцию по пересадке памяти, то мы перейдем вместе с памятью», − говорит Анохин и приводит чудесный пример про пересадку мозга человека и селезня. Селезень после восстановления стал стремиться к конкурированию, а человек оказался дезориентированным и «осенью бездумно потянулся на юг». В самом деле, что мы без нашей памяти о нас самих? Весь наш жизненный опыт – наша память.

Каждый из нас наверняка смотрел фильмы об амнезии. Насколько человек беспомощен и обескуражен, если память вдруг отказывает ему. И как важны те обстоятельства и те люди, которые станут формировать новые условия его жизни, пока память возвращается, если только она делает это. Значит, наша память, мощнейшая часть личности. И вот память – это, кажется, стопроцентный результат деятельности невидимых механизмов мозга. Воздействие на определенные участки мозга может память стереть, сделать ее избирательной, дефектной. …Пожалуй, станция памяти слишком уж биологическая… И все-таки, так и хочется сказать, что если до наступления амнезии человек был благороден, то он возобновит свое благородство, каким бы ни оказался внешний фактор.




Выше длинный видеоролик с докладом профессора Анохина, и мы продолжаем его обсуждать. А наш поезд тем временем отправляется дальше.

Станция «Обучение».

И снова цитаты, принадлежащие Анохину:

− «Восемьдесят процентов генов нашего генома активны в мозге, а в других органах единицы процентов, и это значит, что эволюция вкладывала огромные усилия в создание мозга»
− «Наше запоминание всего, что составляет нашу внутреннюю жизнь, наш опыт – это процесс молекулярный, происходящий в клетках и активизирующий генетический аппарат. Только надо понять, какие гены при этом работают»

− «Мы нашли конкретный ген, связанный с обучением. Этот ген молчит во время пассивного проживания времени животным, когда, например, крыса находится в помещении, где ей все хорошо известно. Но стоит поместить животное в ситуацию субъективной новизны, как за считанные минуты огромное количество клеток мозга начинает экспрессировать этот ген».

Тут Анохин подчеркивает, что новизна должна быть именно субъективной. Что-то должно измениться, стать для испытуемой крысы неизвестным. Именно в этот момент активизирует ген обучения!
Далее Анохин ссылается на уже известного нам Ричарда Докинза, который в книге «Эгоистичный Ген» говорит: «Геном выполняет функцию только строителя нервной системы. Поскольку мозг не может все время обращаться к геному за инструкциями, то геном это некий чертеж, по которому строится организм, с программами реагирования на все, что возможно. И дальше организм живет всю жизнь по этим созданным программам, не нуждаясь в самом геноме».
«Получается, что эта метафора меняется на другую, которая звучит так: Каждый эпизод новизны и нашего с вами опыта − это обращение к геному и маленький всплеск морфогенеза в нашем мозге. То, что вы слышали сегодня, и то, что вам запомнилось, − говорит Анохин, − изменило ваши связи, воздействовало на ваш мозг, и ваш мозг вырос в определенных направлениях и определенных связях. Он дифференцировался в этих связях и в этих направлениях, и он уже другой. Это продолжающееся развитие. Наш мозг никогда не перестает развиваться, в отличие от других органов».

Далее профессор поясняет, что разрастание мозга происходит либо за счет подавления других его участков, либо за счет роста предсуществующих связей, и подчеркивает, что геном способен подавлять одни гены за счет выращивания других. «И это, если хотите, почти необратимый процесс. И это показывает, как мы бережно должны относиться к своему опыту. Каждая новая связь дифференцирует наш мозг, не позволяя нам возвратиться к тому, что было раньше».

То, что сказано в предыдущих абзацах несет в себе огромную надежду. Потому что мы видим, насколько нежизнеспособны утверждения о наследовании детьми плохого образа жизни, если этот образ жизни не представлен ребенку в виде наглядного пособия к обучению или же если мы не устранились "с поля" обучения, предоставив место внешнему фактору и случаю. То есть, от нас с вами напрямую зависит, какие гены активизируются в мозгу нашего ребенка, какие программы заработают в нем. Это приносит огромное облегчение. И налагает огромную ответственность.

Станция сознание

И снова видеоролик. На этот раз с нами разговаривает математик. Он задает тот же самый вопрос: свободен ли он в своем выборе? Существует ли она, свободная воля?
- Что принимает решения внутри меня: мое сознание или бессознательное серое вещество? Значит ли это, что я могу взять и съесть это блюдо, потому что я его хочу?



Экспериментов подобного рода, один из которых описан  в этой ленте, сделано много. И все они показывают одно и говорят об одном: наш мозг принимает решение за некоторое время до того, как наше сознание понимает, чего мы хотим.

− В вашем случае за шесть секунд до того, как вы принимаете решение, мы можем предсказать, какое решение будет принято, - слышит оксфордский профессор математики Marcus Du Sautoy после завершения эксперимента.
− То есть, мое сознание вторично по отношению к моему мозгу? Значит ли это, что я заложник деятельности моих нейронов?
− Деятельность мозга и сознание являются разными аспектами одного процесса…
−Джон заглядывает в мой мозг и наблюдает за мной. Его сознание знает о том решении, которое я приму, раньше, чем мое сознание осознает это. Вот что поистине удивительно!

Но мы уже говорили о том, как бездействует наше сознание, когда искали дверь, через которою нам комфортней было бы выйти из супермаркета. То же и с любым другим выбором, который мы, в плане вещей, осуществляем. Наш выбор вовсе не свободен. Он строго ограничен тем набором условностей, который и подскажет нам следующий ход. Формально мы можем выбрать что угодно, но выберем из того, что заложено. Это может быть предпочтение привычки или вкуса, если мы решаем вопрос еды, если же вещи, то вопрос предпочтения формы, опыта, комфорта. Это может быть следствие памяти, подражание, если мы в компании, любовь к новизне или любовь к протесту, темперамент и наличие зрителей, наконец. То есть, ведущей в нашем выборе окажется некая черта, сформированная в человеке раньше. Вне зависимости оттого, радует нас это или же вызывает сожаление, в большинстве случаев, принимая решение, мы не осознаем суммы составляющих влияний. И это тем вернее, чем дальше от стратегических расчетов контрразведки и ближе к реальной жизни мы находимся.

Особенно к жизни наших детей. Даже если мы попробуем учесть то, что сейчас предложено, наша ответственность за то, что и как мы вкладываем в сознание наших детей и какие программы в них формируем, возрастает в разы.

Наш поезд следует дальше.

Станция Подражание.

Я уже давала ролик о конформизме – сделанный с юмором, не отягощенный терминами. Если помните, я поместила его вот здесь.
Это первый ролик из предложенных, и  мы уже знаем о том, что такое зеркальные нейроны. Я же хочу дать сегодня еще один взгляд на эту тему, со стороны психофизиолога Ольги Сварник
.




Зеркальные нейроны. Когда мы наблюдаем за другими живыми организмами, у нас происходит активация тех нейронных групп мозга, которые связаны с выполнением аналогичных действий. Если, например, обезьяне показывают банан, то в ее мозгу активизируются те нейроны, которые отвечают за хватание банана. Интересно, что если между бананом и обезьяной установить препятствие, если обезьяне банана не достать, то эти участки мозга активизируются все равно. То есть, наша обезьяна возбудит определенные участки своего мозга представлением о действии, как человек.
Мы как будто бы проигрываем в уме множество ситуаций, действий, которые мы умеем совершать, и то, что умеют совершать другие. То есть, существует зеркальное отображение чужих действий через сопереживание, а не только через собственные действия.
Чем более значимо для нас то, что мы видим, тем в большей степени будет активироваться кора. Датчики, поставленные на мышцы животных, наблюдающих за экспериментаторами, показывают, что не только мозг активен зеркально, но он дает сигналы в мышцы, это наши с вами сжатые кулаки, как пример того, что происходит с нами, когда мы видим несправедливость.
В некоторых формах аутизма этот феномен повторения чужой активности отсутствует. Происхождение зеркальных нейронов еще не выяснено до конца, − говорит Ольга Сварник, − но предположительно в них заложена первопричина и нашей способности обучаться, а не только сопереживать друг другу и соучаствовать в действиях.

Иногда мы не склонны всерьез принимать этот феномен копирования из-за его упрощенной подачи, как это сделано в ролике о конформизме. Потому что нам вовсе не всегда хочется почесать себе нос, если кто-то чешет свой перед нами. Действительно, когда наше внимание «включено», нос может остаться вне его пределов. Но если мы расслаблены, то с большой вероятностью почешем его в ответ на такое же действие другого. Впрочем, даже если мы собраны и сконцентрированы, а все вокруг зевают, свое зевание нам будет трудно подавить.

«Люди лишь по той причине считают себя свободными, что свои поступки они сознают, а причин, их вызвавших, не знают», − говорил Спиноза. Именно с этих слов начинается статья в Новой газете Мозг решает, не спрашивая человека. В этой статье можно более развернуто просмотреть некоторые аспекты наших иллюзий вопроса о мозге, сознании и якобы свободе нашего выбора. А наш поезд прибывает на предпоследнюю станцию.

Станция Болезни

Некоторые болезни мозга известны всем. Мы можем ничего не знать о переломах костей или о болезнях поджелудочной железы. Но каждый из нас безусловно сталкивался в жизни с последствиями нарушения деятельности мозга. Точная просчитанная структура, малейшее нарушение в ней грозит переменами в личности, порой переменами необратимыми. Недостаточная выработка одного из необходимых веществ, например, дофамина провоцирует развитие болезни Паркинсона, которая начинается с разбалансировки двигательной активности и оканчивается глубокими нарушениями нервно-психических структур. Человек медленно и неукротимо меняется, изменения претерпевает, кажется, сама его душа. Болезнь Альцгеймера, да минует это горе нас и наших близких, страшная деформация личности на глазах у любящих людей. Сколько трагизма таит в себе неузнавание матерью своих детей, женой – мужа. Или инсульты. Они тоже способны кардинально изменить личность человека. И нам остается только гадать, как получилось, что добрый и открытый человек стал вдруг жестоким и деспотичным, почему сдержанный благородный человек превратился вдруг в неуправляемого истерика.

Так что же такое наше сознание? Что такое наше пресловутое "я"?  Наука не дает окончательного ответа на этот вопрос. Но химические процессы нашего мозга, способные от малейшего нарушения изменить картину нашей жизни, а также многократная зависимость наших действий от множества неосознаваемых факторов делает понятным, почему умнейшие люди ученого мира настаивают на том, что человек – не более чем биомашина, и что никакой свободы воли не существует.

Нам же, тем кто веры не утратил, остается завершающая и, может быть, главная станция нашего маршрута – Дух. Даже наверняка главная, потому что, живя на этой станции, я согласилась бы на предыдущих не бывать. Но не захотела бы путешествовать по ним даже долго и счастливо, если бы последней станции у этого маршрута не было.

И здесь мне снова хочется сделать акцент на воспитании детей. Тем более, что наш поезд прибыл на конечную станцию Духа. Для меня в самый раз обратиться к Евангелию в конце этого поста и вспомнить притчу о незанятой горнице и злых духах:

«43 Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит;
44 тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит [его] незанятым, выметенным и убранным;
45 тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом». (Матф.12:43-45)

Эта притча всем знакома. Особенно кажется мне понятной она должна быть для нас, родителей. Потому что «хозяин дома» это дух, царящий в доме, это Порядок, это Закон. Это то, чему подчиняется Система семьи. Если же система дает сбой, если детям предоставляется свобода плавать во всеобщей похлебке внешней толпы и ее истерических желаний, то вскоре мы перестаем узнавать своих детей. Тогда мы можем схватиться за голову, вот и вернется хозяин в дом. Наведет порядок в нем. Но мы привыкли расслабляться, когда все хорошо. И снова пустует дом, в котором должны в безопасности жить наши дети. Эти «семь злейших» - все то, что мы никак не хотели бы видеть у наших детей. Но если мы «проморгали» свой дом, они приходят. И бессмысленно тогда взывать и объяснять что-либо. Дети скажут нам в ответ, что они – свободные люди и хотят устанавливать свои законы сами. Выше на десяти страницах мы видели, как эти законы устроены.

Насколько же важны все те виды информации, которые наши дети впитывают! И на что рассчитывают те, кто предоставляет своим детям возможность формироваться самостоятельно. Весь хаос внешнего мира тогда открывается перед нашими детьми, и не их свободная воля, а количество определенной, часто сформированной, информации и сознательная захватническая позиция тех, кто, как молодых футбольных болельщиков, собирает и формирует молодежь в управляемую массу, определит судьбу детей, у чьих родителей не нашлось для них времени, аргументов и сил.

Возможно и скорее всего мы в самом деле биомашины. И нет у нас никакой свободной воли. А есть только вехи установок, ассоциаций, памяти, и ощущений, как попало сброшенные в бездну нашего коллективного бессознательного. Но ведь остается еще у каждого родителя свободная воля старательно сортировать, что именно должно попадать в индивидуальное бессознательное наших детей.
Конечно, внешний мир огромен. Но если мы не склонны саботировать свой труд, то его оказывается достаточно, чтобы наши, сознательно вложенные вехи, в один прекрасный час оказали перевес на чаше весов ценностей наших детей. Помните? Геном постоянно модифицируется! И процессы его модификаций и расширений часто необратимы.




Tags: видеоролик, воспитание, наши основы, усыновление
Subscribe

  • Взять ребенка. Как решиться на этот шаг.

    Мы уже много говорили о том, как осуществляется выбор, если мы вдруг надумали взять ребенка. Но с тех пор, когда я впервые написала на эту тему, и…

  • Жестокое обращение или и история одной "кнопки"

    Этим летом я сделала то, чего не делала прежде: прошла ШПР. Как же, могут меня спросить, ведь детей-то усыновляли, а ШПР не проходили? Не проходили.…

  • Удивительная история

    Сегодня я публикую одну историю, присланную мне специально, чтобы поделиться с читателями. Бывает и такое, складывается и так, и этим надо,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments