June 20th, 2015

Сова

Детский Дом № 19

Так получилось, что я больше не работаю в Центре "Про-мама". Спонсоры сильно качнули организацию, а потом прекратили финансирование совсем. В результате те сотрудники, у которых работа в "Про-маме" была единственном источником дохода, вынуждены были уйти. Ушла на другое место работы в том числе и я.

С первого июня я работаю в детском Доме №19.  Я снова там, откуда начинала свою самую лучшую для меня работу в мире, и было это 19 с хвостиком лет назад.

Меня звали туда, когда стало известно, что деятельность "Про-мамы" останавливается, но я не видела в себе сил на новый старт и поначалу отказывалась. А потом Детский Дом 19 вместе с другим Детским Домом - № 48 и Центром "Про-мама" сделали мероприятие, и я туда пришла. И увидела некоторых своих бывших коллег. И увидела детей. И поняла, что в социуме ничего дороже у меня нет. Что я не могу уйти. В тот же день я дала согласие Марии Феликсовне Терновской на переход на новое место работы.

В Детском Доме должность моя называется "педагог-психолог", заниматься я буду тем же, чем и в "Про-маме", но какую форму моя работа примет, пока я сказать не могу. Здесь ШПР (Школу приемных родителей) ведут две группы психологов, плюс - ШПР проходят в смежном 48-м ДД, т.е. у нас много выпускников. Работать мы будем с ними, а "мы", потому что вести эти встречи, скорее всего, я буду не одна, а с кем-то из коллег. Конечно, нам нужно некоторое время, чтобы разработать программу. Поэтому я решила сначала посмотреть своими глазами, что происходит в ШПР, и походить туда в качестве участника или "кандидата".

И вот, я уже была на двух занятиях. До конца июля они будут проходить дважды в неделю по вторникам и четвергам с 18 до 22-х часов. Это время напряженной работы, интерактива, мозгового штурма и проживания разных поучительных, а так же стрессовых ситуаций, чтобы люди представили себе, что может происходить в их жизни, когда там появится новый человек, ребенок маленький или постарше. Это очень интересно и трудоемко. Вторая группа завершается на следующей неделе. Туда я приду, чтобы представиться и пригласить слушателей к себе на семинары. И новая ШПР стартует в сентябре. Ее будут вести другие психологи, они работают по той же, утвержденной для всех ШПР программе, но каждый специалист делает это по-своему, поэтому, если буду жива и в силах, в сентябре-октябре познакомлюсь и с их спецификой школы. Отпуска у меня этим летом не будет, ДД - государственное учреждение, поэтому до начала учебного года я надеюсь успеть представить новую программу.


Еще вчера я сдала курс психиатрии с Свято-Филаретовском. Получила четверку, чем потрясла до мозга костей своих детей. Старший прокомментировал: "О, четыре! Так у вас там все серьезно!". Там действительно серьезно, я рада, что смогла это сделать.

Какой будет судьба этого журнала в будущем, я пока сказать не могу. Очевидны две вещи: первая - рекламы "Про-мамы" тут больше не будет и вторая - я собираюсь опубликовать по частям довольно большую статью, написанную для журнала "Беспризорник", это были декабрьский и февральский номера, почти по десять полос в каждый номер. Ну а этот пост просто информационный. Наверное, надо ставить новый тэг про ДД. Он, кстати,называется теперь иначе, какой-то там Ресурсный Центр. Для меня же он остается детским домом. Домом, который я люблю.


девочка

УСЫНОВИТЬ ЛИЧНОСТЬ

                                                                                                                                              "Быть опровергнутым — этого опасаться нечего;                                                                                                                                               опасаться следует другого — быть непонятым",                                                                                                                                                            —     Иммануил Кант                               
Призор

   Столько раз за жизнь я слышала и произносила сама это слово, этимология которого нам всем так хорошо знакома: беспризорник. Каждый раз я словно напарывалась на него и думала, почему беспризорники вообще есть? Почему у нас, людей, сиротство развито значительно больше, чем в животном мире, где подкидыши тоже случаются, но все же редки?
   Размышляя, я искала ответов на вопросы, кто же они – беспризорники, где обитает это, пугающее многих людей, племя, чем оно характеризуется, и что надо делать, чтобы сократить его ряды.
   Но начнем сначала. С детства.
   Беспризорник, это ребенок, растущий без призора,  а «призор» – почти вышедшее из употребления слово русской классики, причем, не только классики литературы, но и классики культуры, классики корней человеческого мировоззрения.  Древнерусское, старославянское слово «призреть» – означает посмотреть со вниманием, участием, милосердием.  Призревать, призреть –  значит  принять, приютить, пристроить, дать кров и пропитание, взять под свою опеку и свою защиту.
   Кажется, ничего нового мы не узнали, нам даже не пришлось вспоминать забытое. Но почему же, в таком случае, «призор» покинул наш лексикон и сохранился, разве что, в слове «беспризорник»? И почему так сильно отличается ощущение от слова «призор»  от таких, казалось бы, совсем близких понятий, как «надзор» и «надзиратель»?  Не потому ли, что приставка «при» показывает сближение, движение к объединению, к слиянию даже, тогда как «над» говорит о неравенстве и неравнозначности как возможностей, так и полномочий? Ведь тот, кто приставку «над» в своем звании носит, явно превосходит тех, рядом с кем поставлен. Словно он на самом деле и выше, и могущественнее. А чтобы люди все принимали всерьез, носит такой человек «над» целых два раза: он  надзирает над. Вот как усилено явление. 

   Collapse )