September 19th, 2013

Сова

Усыновление. X. Прием подростка в семью.

В детском доме, где я работала, мы постоянно находились как будто на минном поле. Не знаю, как у других, но для меня не могло настать времени, когда я перестала бы обмирать при мысли о том, что выпало на долю того или иного ребенка. «Натирка мозолей» произошла ровно до того порога, с которого стало возможным выживание. Но острота не притупилась, и нюансы каждой судьбы меня всякий раз потрясали снова и снова, заставляя из малейших непохожестей прокладывать вехи закономерностей.

И вот сегодня, собираясь повести беседу о приеме подростка в семью, я вспомнила историю одного мальчика, но, конечно, в моем коротком рассказе из соображений этики некоторые факты будут изменены.

Парнишке, назовем его Сашей, было двенадцать лет, когда он попал в детский дом. В течение последнего года пред тем, как это случилось, он ухаживал за своей больной матерью один. Они жили в однокомнатной квартире. По всей вероятности, я просто сейчас этого не помню, мама мальчика пила, ведь что-то должно было привести ее в состояние гангрены ног, в котором она из-за глубокой депрессии не обращалась к врачам.
Неудивительно, что подробностей этой истории моя память не сохранила. Я помню, как потрясла меня мысль о том, что мальчик-подросток ухаживал один за лежачей матерью, пытался обрабатывать ее гноящиеся раны, выносил из-под нее судно. В ту пору мой сын тоже уже вошел в подростковый возраст, и мне было невыносимым представлять, что должен переживать ребенок, оказавшись в такой ситуации один на один с болезнью матери, что и не думала об ответственности, которую возложила на плечи ребенка, и потом с ее смертью.
Он не мог ее спасти, как ни пытался. Что-то нам рассказывали о нечастых визитах врачей, но лучше я не стану сейчас отвлекать ваше внимание на то, что ничем нам не сможет помочь. Несколько дней после смерти матери Саша не выходил из квартиры, затем соседи его каким-то образом «вычисли», заявили в милицию…
Он сопротивлялся. Он не хотел отдавать ее, он не хотел уезжать из дома. Но тело забрали, и его увезли в приемник-распределитель.
А потом он предстал перед нами – ясноглазый, горюющий, и, возможно ли это представить, адекватный.


Collapse )

Это то, что я хотела коротко сказать о подростках.
Мы понимаем с вами, друзья, что тема эта неисчерпаема. И мы будем ее касаться, я надеюсь, на конкретных примерах. А пока я составлю примерный план наших дальнейших вопросов с учетом тех, что еще не отвечены мной, и тех, что заданы недавно.
Отдельным коротким постом вы увидите это список в ближайшее время.

Еще раз огромное спасибо всем моим комментаторам, всем, кто рекомендует этот журнал в своих летах, ведь иначе людям будет трудно узнать о нем, и тем, кто задает свои бесценные вопросы.