May 2nd, 2013

Сова

Еще о дисграфии

Третья часть беседы о ярлыках и о том, стоит ли их снимать, а если да, то как.

НАЧАЛО

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Этот пост снова о дисграфии, о ребенке, которому этот диагноз определили в первом классе. Ребенок-торопыга, ему еще и гиперактивность ставили, он и читать не любил, додумывал слова, порой нес околесицу. Важный фактор – этот мальчик обладал ораторским даром, он очень любил говорить. Правда, из-за этого свойства ему часто удавалось попадать в дурацкое положение, потому что говорить ему хотелось, а о чем говорить и что говорить, он не знал.

Родители мальчика, получив диагноз, свои попытки сосредоточить ребенка оставили, и мальчик получал то тройки, то пятерки, то двойки, в общем учился как многие дети, где-то вылезая за счет того, что во время и к месту вставил случайно услышанное. По русскому же языку показатели оставались устойчивыми – тройки другими отметками не перемежались.
Чтобы подтянуть сына, родители взяли ему репетитора, в самом деле хорошего педагога – спокойного, не склонного раздражаться, терпеливого. Но результатов педантичные и спокойные занятия не дали.

К десяти-одиннадцати годам внимание у ребенка несколько улучшилось, хорошие отметки в школе стали появляться чаще. Он лучше воспринимал информацию на слух, поэтому его выступления, к которым он имел явную склонность, случались теперь интересные и по теме. Кроме того, даже отвлекаясь, он улавливал какие-то слова, произносимые учителем или кем-то, рядом с ним находящимся, и если его заставали за «ловлей ворон» и спрашивали, о чем только что шла речь, он довольно удачно выкручивался. Порой это было даже более чем удачно, родители заподозрили в ребенке некий талант, но какой именно, оставалось неясным. Грамотность у него по-прежнему хромала, почерк оставался  отвратительным.


Collapse )