volshebnypendel (volshebnypendel) wrote,
volshebnypendel
volshebnypendel

Усыновление. III. Противодействие и помощь близких

Меня часто спрашивают, как отнеслись мои домашние к моему решению об усыновлении детей.

Но ведь подобное решение никак не может быть решением одного. Желанием – да. Но не решением. Это может быть только решением целой семьи. Причем, не просто мужа, жены и детей, если у них есть дети. Но и бабушек, дедушек, если родные живут вместе. А если поврозь, то бабушки и дедушки должны быть поставлены в известность, с ними должна быть «проведена работа», причем, работа серьезная. Не менее серьезная, чем со «второй половинкой» решающего. Ведь кто-то всегда задумывается об этом шаге первым.

Мамы и папы проходят ШПР – школу приемных родителей. Но старшее поколение не меньше среднего нуждается в том, чтобы их просветили по многим вопросам. Это серьезная и деликатная тема, тем более что старшее поколение уверено в том, что все на свете «знает лучше», а тут какое-то обучение. Не говоря уж о самом факте усыновления, известие о котором для лиц, решения не принимавших, всегда как снег на голову.
И можно, конечно, поставить родителей в известность, сказать, что так, мол, и так, в семье уже завтра появляется новый ребенок, но ведь тут, в этом месте, и я бы даже сказала, что в это время, могут возникнуть проблемы, которые способны очень сильно повлиять на нового члена семьи. И не просто повлиять, а испортить то, что нам предстоит с большим трудом строить.

Поэтому, мне кажется, лучше всего «старших» родственников предупредить, едва будет принято решение, а может быть, и до, в процессе обдумывания, чтобы дать возможность неготовым людям «выпустить пар», высказать свои сомнения и услышать ответные аргументы. Возможно, придется пережить некоторое подобие войны, бывает и так. Эти войны помогают старшим смириться и подготовиться к решению своих взрослых детей, а нам − проверить себя. Обычно, уверенность в принятом решении в результате таких войн только крепнет. А если нет, если процессы вдруг начинают стремиться в обратную сторону, то спасибо «противнику». Значит, мы еще не вполне готовы к нашему решению, раз нас так легко повернуть назад.


С такими ситуациями, кстати, я сталкивалась непосредственно.

В одном случае, бездетная пара приняла решение усыновить ребенка и с приличествующей моменту торжественностью пришла к матери мужа, чтобы объявить о своем решении. Домой они возвращались с решением обратным. Аргументы несостоявшейся бабушки, которые, в общем, можно было легко свести к одной мысли о том, что это «страшно-опасно-вообще- неизвестно», возобладали над желанием, которое впоследствии так и не осуществилось.

В другом случае «предков» было двое, и дедушка, которого моментально поставила «в ружье» бабушка, грозился чем угодно – от инфаркта до лишения наследства. В инфаркт дети не поверили, а материальное лишение оказалось фактором достаточным, потому что как раз на помощь отца молодые и рассчитывали. А рассчитывать в этом вопросе можно только на себя.

Была еще одна ситуация, где усыновить ребенка решила одинокая женщина, которая жила с мамой и выйти замуж уже не надеялась. Верующая мама встретила известие драматично, отправила свою дочь к священнику, который, увидев сомнения прихожанки, поступил мудро: он ее отговорил.
Почему я называю действие священника мудрым? Потому что, всегда лучше отговорить, если есть возможность. И потому что, пусть детей усыновляют те, кого от этого никто в целом мире отговорить не в силах. Тем более что я верю: таких людей в нашей стране будет становиться все больше.

Итак, лучше всего старшим родственникам объявить о своем решении пораньше и в четкой форме. При этом, как мы уже понимаем, не ждать в ответ распростертых объятий. Увы, даже самые лояльные «старики» довольно часто выражают бурный протест, узнав, что их дети решили пойти на усыновление. Я бы даже сказала, что на моем веку радостно это известие из старших родственников не встретил никто.
Дети воспринимают такую реакцию болезненно, предъявляя родителям разное: «предки» в них не верят, они только претворялись, что уважают своих взрослых детей, родители никогда не хотели, чтобы… Говорят даже, что родители открылись с новой стороны, и что дети никогда не ожидали, что их родители могут повести себя так, а то, чему они их, взрослых уже детей, учили, все было «оказывается, ложью». То есть, на этой почве может случиться и драма нечаянных «прозрений».

К негативной реакции «предков» нужно быть готовым хотя бы на всякий случай. Еще лучше, вместе с этим понимать, что нежелание принимать усыновленного ребенка «стариками» к самим родителям-усыновителям отношения, чаще всего, не имеет. Это ни больше, ни меньше, чем неосознанное обережение своего покоя, своей стабильности, страх и нежелание перемен. Стоит вспомнить, что довольно часто «старики» не хотят вообще никакого пополнения в семьях детей. Но потом, когда внуки рождаются, они их отчаянно любят.

Поэтому, объявляя о своем решении и встречая недовольство будущих бабушек и дедушек, будущим родителям хорошо бы напомнить себе, что этот протест вовсе не оттого, что их способности подвергнуты сомнению, или потому, что их родители «оказались вот какими». Скорее всего, те просто не хотят перемен, опасаются, что новых детей снова придется растить им, боятся за уже существующих любимых внуков, боятся…еще чего-нибудь. Практика показывает, что чем ближе старшее поколение к среднему, чем сильнее их связи, тем и страхи за существующий уклад сильнее. И тут молодым родителям не стоит принимать на свой счет любые уговоры старших «передумать» и ребенка не усыновлять. Лучше проявить терпимость и сочувствие к «старикам. По всей видимости, они очень устали.
Да вот еще, относясь ответственно к своему выбору, в этом случае молодым родителям стоит перепроверить память. Как их «старики» обычно отзываются о других людях? Или о шалунах – соседских детях? Насколько они сострадательны? А отзывчивы? А добры? Можно с высокой долей вероятности предугадать, перерастет ли недовольство и отрицание в приятие и любовь. И если по всем показателям наши родители − сердечные добрые люди, то нам стоит попросту перетерпеть их первую реакцию и потихоньку утешить своих «стариков», показав твердость своих намерений. Точно не стоит «бросаться на амбразуру», воспринимая их протест как личное оскорбление.

Порой случается, что старшее поколение берется изводить детей уже после взятия ребенка. Мне известен случай, когда в одной семье, где был ребенок кровный и появился усыновленный, свекровь периодически бралась уговаривать сноху нового ребенка вернуть, при этом сына она не трогала, и молодая мама принимала все давление на себя одна. Стоило заболеть ребенку кровному, или же случиться перебоям с деньгами, тут же звучало одно и то же, произносимое с разными интонациями и разным выражением лица: «Жизнь такая тяжелая! Отдайте его…Отдайте, пока не поздно!» Особенно сочно звучала последняя фраза, словно всезнающая свекровь ждала неминуемого горя, после которого уже и «захочешь-не отдашь»… И молодые родители очень тяжело это обстоятельство переживали, считая, что на нового ребенка рано или поздно упадет бабушкина нелюбовь. Однако, случилось так, что они застали эту самую бабушку за тем, как она усердно подкармливала усыновленного ребенка и явно проявляла признаки сострадания к нему, думая, что дети не видят ее. После нескольких таких случаев молодые родители поняли, что все бабушкины монологи на тему возврата ребенка были всего-то ее попытками бороться с женой сына, а усыновленный ребенок тут был «болевой точкой», тем, на что невестка не реагировать не могла. Конечно, это обидно, жена сына очень переживала, но, по крайней мере, за усыновленного ребенка она больше не боялась, зная, что бабушка ему вреда не причинит. И варианты такого поведения я встречала и в других семьях, где общим признаком было говорение старшими всяких неприятных слов усыновителям, которое происходило на фоне вполне адекватного поведения по отношению к усыновленным детям.

Все-таки, в большинстве случаев бабушки и дедушки довольно быстро перестают сопротивляться и соглашаются с решением своих взрослых детей. А то, как они потом себя ведут, зависит уже от уровня их культуры. В любом случае, поведение бабушек и дедушек чаще всего оказывается предсказуемым и вполне человечным. Бунт, проявленный поначалу, как правило, довольно быстро завершается, а в процессе его если кто-то и страдает, то не новые члены семьи, а «зачинщики», родители.

А как обстоит вопрос с самими родителями-усыновителями? Конечно, в большинстве случаев инициатором этого шага в семьях бывают женщины. И вот тут мне приходилось сталкиваться с тем, как на неподготовленных мужчин буквально выбрасывают лавины информации о «несчастном сироте», который очень скоро превращается чуть ли не в Карабаса-Барабаса в глазах тех, кого их жены вознамерились произвести в отцы экстренным способом.
Дорогие женщины, все-таки к мужчинам нужно относиться бережно. Да вы и сами себе представьте, что было бы с вами, если бы к вам, ни разу не задумывавшимся на эту тему, вдруг подошел ваш мужчина и стал требовать усыновить какого-то ребенка. Женская скорость реакции могла бы вполне породить ответное желание сделать вашему мужу и этому ребенку анализ ДНК!
А у мужчин скорость реакции другая, да и вообще процессы усваивания информации подобного рода проходят иначе. Мужчинам недостаточно нашего «хочу», им понимать нужно. Логически понимать, почему вдруг. С какой стати. Зачем? А если что-то стойко остается непонятным, то хотя бы привыкнуть к неизбежности.

Но лучше всего, как мне кажется, если эти вопросы пришли бы к вашему мужчине самостоятельно, прежде чем вы их озвучите.

Если приводить пример, то я бы сравнила реакцию неподготовленного мужчины с тем, как если бы он с утра не ел, и его жена вдруг начала живописать ему, вечернему и голодному, всю прелесть экзотических, еще ни разу не опробованных блюд. Скорее всего, мужчина придет в недоумение, терпеть голод до появления экзотов откажется и отправится в холодильник – брать, что есть.

Другое дело, если женщина наполнит квартиру ароматами вкусной пищи и подойдет к своему мужчине с приглашением к столу тогда, когда он уже вовсю обоняет ее стряпню и выделяет желудочный сок. Этот мужчина к ужину подготовлен, и новое блюдо попробует спокойно и с удовольствием.
Я надеюсь, мужчины простят мне эти незатейливые примеры. Если бы я взялась представлять другие реакции женщин на подобные предложения, кроме упомянутого анализа ДНК, мы бы развлеклись не меньше. Но все-таки, придется мне повториться, инициатором усыновления чаще бывают женщины. Поэтому мы и думаем вместе о том, как подготовить к этому вопросу мужчину.

Мне кажется, нужно, чтобы сначала зазвучала тема. Где-то вдалеке, как музыка… из неизвестного окна. Можно рассказать какую-то историю с усыновлением, можно в присутствии мужа посмотреть на эту тему фильм. Можно задать вопрос в воздух: «А мы могли бы?...», но не останавливаться на нем, не ждать реакции, а, наоборот, от реакции уйти. Посеять зернышко раздумий, навести на мысль, зародить сомнение. Подойти издалека. В отличие от собственных мам-пап, которым надо «так и сказать», а потом пережить реакцию.

Тут ведь разница в чем? Бабушки и дедушки, все-таки, чаще живут отдельно. Надо всего-то, чтобы они не оказались противниками, чтобы не вредоносили, мы ведь и не собирались что-то перекладывать на их плечи, как бы они сами себе это ни представляли. А вот муж совсем другое дело. С мужем нам ребенка растить вместе. И согласия его нам не достаточно. Нужно, чтобы он еще этого ребенка хотел, чтобы морально был к этому готов. Чтобы что-то об этом знал. Чтобы мы стали едины в нашем решении.

Это немало, задача перед тем, кого «осенила мысль первым», стоит нешуточная. Поэтому тут нужно набраться терпения.

Мужчины могут в последний момент сделать «резкий поворот». Вот вроде уже надумал, уже согласился и вдруг… Страхи, даже упреки, переход на личности по типу "неужели тебе мало меня"…
Даже и тут давить и вынуждать нельзя. Нужно, чтобы обязательно все сомнения «отсохли сами». Мысленно дайте право вашему мужчине пройти все этапы внутренних притирок. Обычно, если женщина достаточно терпелива и деликатна, мужчина все-таки ее не подводит.

К счастью, редко, но все-таки случается и обратное. Мужчина сразу выражает протест категорически и мнения своего впоследствии не меняет. Тогда женщина встает перед выбором – или ребенок, или собственно муж. Он так и говорит: «Выбирай».
Что ж. Тут трудно что либо посоветовать, кроме того, что выбор, в самом деле, сделать надо. Только, если вы его все-таки сделаете, и если будет он в пользу вашего мужчины, не упрекайте его потом, что это он виноват в том, что вы остались без ребенка. И я на эту тему писала касательно абортов, там все один в один и вывод тот же: это не мужчина женщину «толкнул на этот шаг», это женщина сделала выбор, да, этот был выбор именно ее. И ответственность тоже на ней, во всяком случае, ничуть не меньшая, чем на нем. Ей же сказали: или-или. И она отмела менее важное. Но пусть мой тон не покажется вам упрекающим, вовсе это не так. Не каждая женщина может решиться на такой шаг одна, а о тех, кто решается, мы еще с желанием их поддержать поговорим.

А если мы согласие нашего мужчины все-таки «высидели», и он нам его уже дал, а у нас есть свои дети, как быть тогда?

Самое главное, на чем хочется сделать акцент, так это на том, что ребенка, уже в семье существующего, происходящее касается ничуть не в меньшей степени, чем остальных членов семьи, о которых мы уже поговорили – бабушек и дедушек, мамы и папы. Даже больше касается, потому что старшим поколением действия по воспитанию производятся как будто бы «над» детьми, и под это «над» попадают все дети – и бывшие, и будущие.
Вашему существующему ребенку придется сильно подвинуться. В его жизненном пространстве, особенно на первое время, станет замет меньше внимания мамы и папы, скорее всего – больше проблем, и возможно, меньше и пространства физического.

Может быть, кто-то помнит старый анекдот, когда муж и жена смотрят друг на друга с вопросом, услышав шум в детской, затем кто-то из супругов заглядывает туда и спокойно изрекает, что все как обычно и ничего страшного: "Твои и мои наших бьют".
Вполне может случаться и так.

Тут я хочу оговориться. Рассказывая о том «как бывает», делясь своим опытом и предполагая возможные варианты, мысленно я рассматриваю людей среднего материального достатка. Даже, я бы сказала, весьма среднего… То есть, ну никак не тех, у кого в плане денег «все в шоколаде». В этом моем действии нет никакого умысла. Просто за то время, когда я работала в детском доме, мне встречались среди усыновителей и тех, кто собирался ими стать, в основном, люди далеко не богатые. И весь мой опыт наблюдения разных историй по этой теме как раз именно с небогатыми семьями и связан. Что же касается людей хорошо обеспеченных, то я просто не знаю, как это у них проистекает. Думаю, правда, что иначе, не так, как у нас. Но фактами подтвердить не могу, поэтому в данной теме и распространяться не стану. Говорю о том, что знаю.

Итак, новый ребенок к ребенку уже существующему.
Я слышала, как родители с гордостью говорят, что усыновить ребенка было совместным решением – как их, так и ребенка или детей кровных. И что дети «были готовы» и «знали, на что шли».

Сразу хочу сказать: вот эта фраза – «вы знали, на что шли» - в том, что касается того, чего человек прежде не делал, одна из самых пустых и безответственных, их мне известных. Если действие уже совершалось, то да, человек мог примерно представлять. Именно примерно, потому что всякий раз обстоятельства и участники разные. Если же человек не знал, если действие можно приравнять к дерзновению, то ничего подобного сказать нельзя. Тем более, относительно детей, которые ждут новеньких в семью с очень часто  горделивой готовностью приносить добро, с неким осознанием качества собственного поступка…
Но они не знают, на что идут! И поэтому я посоветовала бы всем перспективным усыновителям, кто уже имеет подрощенных детей, готовить их к непременному сопротивлению и противоборству, с которым им придется столкнуться.

Я и сама прошла через это. Мои дети и в детский дом со мной ходили, и, как я рассказывала в последней передаче по радио ТЕОС, на экскурсии с детками ездили, в разные игры играли и сопровождали их на прогулках, они и решение принимали с нами, с родителями, и проговаривали мы все, что только в голову приходило, но ни мы, ни, тем более, они даже примерно себе не представляли, с чем каждому из нас пришлось столкнуться потом.

Прежде всего, дети ревнуют. Новые дети, осмотревшись, словно задают себе вопрос: «Неужели меня любят так же?» И берутся проверять, испытывать родителей «на прочность». Это вполне понятно, не так ли? Но пережить бывает совсем нелегко. Потому что наши детки изобретательны в своих проверках, и нам нужно обойти все «капканы», которые они станут расставлять нам на нашем пути, чтобы они перестали сомневаться в нашей честности и нашей любви.

Это испытание, да. Раньше довольно часто случалось, когда кто-то из моих детей с негодованием восклицал по поводу и без: «Это же трудно!» И ответ они слышали всегда один, который с улыбкой цитируют теперь сами: «Я не обещала легко. Я обещала интересно».

Поэтому, не нужно пугаться, читая эти строки. Или, если мы все-таки напуганы, то, может быть, стоит взять тайм-аут. Потому что легко, в самом деле, не будет, потому что испытания предстоят. И я не сейчас, а значительно позже буду рассказывать о том, какое великое счастье ждет нас, когда мы эти испытания пройдем. Потому что, да, счастливыми мы себя чувствуем, покорив вершину. Когда оттуда, сверху мы смотрим на раскрывшийся внизу пейзаж. Но мы-то сейчас только у подножия. Поэтому стоит, как мне кажется, еще раз проверить нашу кладь: все ли мы захватили с собой, чтобы трогаться в путь?

Продолжение скоро
Tags: усыновление
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments