volshebnypendel (volshebnypendel) wrote,
volshebnypendel
volshebnypendel

Category:

Родительская ревность

Эта тема имеет непосредственное отношение к теме иерархии, которую мы уже обсуждали.

Какие виды родительской ревности можно навскидку назвать?

- родители ревнуют ребенка друг к другу
а) если они живут вместе
б) если они разведены
- родители ревнуют ребенка к бабушкам и дедушкам и наоборот
- родители ревнуют ребенка к влиянию отдельных знакомых и друзей

Существует еще один вид ревности, это ревность лишенных прав родителей к тем, кто их ребенка взял под опеку или усыновил, и ревность обратная – приемных родителей к родителям кровным. Но последней темы мне бы хотелось коснуться в обсуждении проблем приемной семьи, а пока этот вопрос отодвигается из-за своей объемности и специфичности. Поэтому мне кажется правильным его и обсуждать, если мы до него все-таки доберемся.

А пока начнем с заявленного:
Первое: Родители живут вместе и ревнуют ребенка друг к другу.

Хочется напомнить, что ребенок, особенно когда он маленький, воспринимает родителей как единое целое. Он еще не способен к разделению, поэтому тянется то к маме, то к папе, и этот период может какое-то время длиться.
Это происходит с ребенком так же, как с нами, когда мы, сидя долго на одном месте, положим то левую ногу на правую, то наоборот. Мы сидим, как нам удобно, меняем положение, но это не означает, что мы любим одну из наших ног больше, чем другую.
Но молодые родители часто воспринимают такую тягу их малыша к кому-то одному довольно трагично.

- Я ему не нужна! – можно слышать от мамочек малышей уже с года.
- Чуть что, сразу «папа»! – повторяют часто мамы двухлеток.
- Конечно, сразу к маме бежим, - ворчат отцы школьников начальных классов.



На самом деле, если это ограничивается восклицаниями и ворчанием, особенно если и то, и другое произносится с улыбкой, ничего особенно плохого не происходит. Хотя куда лучше, чтобы этого не было вовсе, и чтобы звучали совсем другие слова:
- Ой, какой молодец, к папе пошел!
- Правильно, давай позовем папу, папа у нас умный!
- Ты огорчен? Сходи к маме, она тебя утешит…

То есть, если мы в подобном случае играем роль короля из «Маленького принца» и даем позитивное подтверждение действию ребенка, словно он выполняет нашу волю, то мы и своего авторитета не роняем, и ребенок наш остается счастливым и спокойным.

Еще одна пометка. Последнюю фразу, когда один родителей доброжелательно отправляет ребенка за утешением к другому, можно видеть, к сожалению, только в очень мудрых семьях, где родительской ревности в принципе не существует, и где один родитель всегда испытывает радость, видя, как хорошо ребенку с другим. Это, кстати, и метка: можно неплохо проверить качество своей любви к ребенку по этому параметру.

Я радуюсь, когда моему ребенку хорошо с другим родителем или родственником? Значит, я люблю ребенка больше, чем себя.
Меня уязвляет, что ребенок бежит навстречу другому с распростертыми объятьями, а меня встречает спокойно? Мне надо быть аккуратным, чтобы не спроецировать эмоции, продиктованные самолюбием, на него!

Мне очень нравится, как Гордон Ньюфельд рассказывает о «деревне привязанностей», так он называет взрослых родных и друзей, окружающих ребенка, пока тот растет. Конечно, конкуренция между взрослыми тут не подразумевается, деревня привязанностей тем и сильна, что безопасна для ребенка, к кому бы он ни притулился, кого бы ни обнял, кого бы в этот миг ни предпочел. Ньюфельд считает деревню привязанностей важнейшим пунктом как в построении иерархии, так и в обеспечении ребенка надежными равновесными взрослыми, никто из которых не «тянет одеяло на себя».

Для примера можно представить себе детский манеж, но не сетчатый и мягкий, а деревянный, как это было раньше. И, конечно же, манеж мы представляем не в качестве «загона» для ребенка, а как безопасное ограждение.
Суть деревни привязанностей Ньюфельда в том, что чем больше равновеликих граней у такого ограждения, тем более оно для ребенка комфортно и безопасно. И тем больше у ребенка свободы внутри этого ограждения, ведь с каждой новой гранью эта конструкция расширяется.

Если у ребенка только мама и папа, иного комфортного «манежа», чем круг, мы для ребенка построить не можем. Конечно, возможно вытянуть такое ограждение из двух взрослых в узкий эллипс, но как неудобно станет внутри нашему малышу! Можно наглядно представить, что, чем дальше и сильнее тянет на себя «одеяло» авторитета взрослые, тем у`же становится такой эллипс для ребенка, тем меньше у малыша возможностей для комфортного развития. Поэтому для ребенка особенно важно, чтобы его возможности относительно обоих родителей были одинаковыми.
Наверное, тут же надо сказать, что любой «манеж», имеющий какое-то количество граней (если в окружении ребенка взрослых больше, чем два) перестает быть безопасным, если грани по размеру не равны. Показательно: обопрись изнутри на одну грань, и вот уже манеж встает на дыбы. То же происходит и с ребенком, если родители «не равны» для него, т.е., если ребенок, примыкая к одному из них, чувствует недовольство другого.

И все-таки, это довольно редко случается, чтобы в полных семьях родители устраивали настоящие войны за внимание ребенка, отстаивая свой авторитет в его глазах. Но бывает, когда «обделенные» вниманием мама или папа потихоньку буркнут ребенку что-то нелестное о своей «половинке». Или лестное о себе.

- иди-иди, папе все равно не до тебя
- я тебе все свое время отдаю, а ты бежишь к папе
- я тебе такой подарок принес, а ты опять к мамочке на ручки

Даже маленький ребенок, который еще не понимает смысла некоторых слов, все равно улавливает тон, выражение лица. В этот момент его «манеж» начинает раскачиваться. И даже если приманит вдруг надежностью «широкая грань», мы понимаем, что это иллюзия, и что равновесие наш ребенок утрачивает.
Конечно, мы можем не увидеть немедленных результатов наших не очень правильных действий. А позже не понять, отчего ребенок откровенен с одним родителем, а другого боится, почему испытывает замешательство, если нужно выбрать одно из родительских мнений, даже если выбор этот происходит в мирной обстановке.
На самом деле у родительской ревности или неверного поведения, а именно – борьбы за свое мнение или свой авторитет пред ребенком, есть длительные и серьезные последствия. Конечно, идеальная картинка взаимоотношений взрослых едва ли достижима. И все-таки, в семьях, где живут трое – мама, папа и ребенок, как правило, до прихода прочих родственников особенной трагедии с «перетягиванием каната» не происходит. Безусловно, мы говорим о некоей усредненной норме, о цивилизованных людях, либо имеющих природный родительский рефлекс, подсказывающий, что перед ребенком конфликтовать недопустимо, либо сознательно старающихся вести себя правильно. В тех случаях, с которыми я сталкивалась, бывало достаточно рассказать родителям на примерах, как плохо их ребенку от их ревности, как ситуация менялась, потому что намеренно никто своему детенышу зла не желал, просто проблема эта не входила в зону видимости.

Значительно хуже обстоит дело там, где родители развелись. Честь и слава мамам и папам, которые, расставшись, не занялись сбрасыванием на головы своих детей комьев личных обид на бывшего супруга.
- Твой папа бросил нас.
- Твоя мама никогда не понимала…
- Твоя бабушка сделала все, чтобы нас развести…
- Я не понимаю, как тебя там воспитывают!
- Откуда у тебя такие дикие манеры? Впрочем, ясно, откуда!
- Твоего отца никогда не интересовали наши проблемы…
- Твоя мама никогда не умела считаться со мной…

Бесконечный список.

Если бы все эти, поглощенные только своей обидой и своей личной болью, родители осознали, что они буквально травят своего ребенка ядом разделения! Если бы поняли, что лишают его самого главного, что у него после развода родителей осталось, а именно крепости перил того подвесного моста, по которому ребенок над необъятной жизнью идет во взрослость, может быть, они бы одумались и заговорили иначе.

Ведь как ни крути, все эти слова, не что иное, как монолог кого-то с самим собой, где ребенок – невольный участник. Взрослый человек, наполненный обидой, неуверенностью в собственной правоте, испытывает жгучую необходимость в том, чтобы уверить себя: он прав, прав, прав! Этот человек все еще ведет мысленную борьбу со своим бывшим партнером. И маленький ребенок оказывается буфером между взрослыми людьми, которые его с упоением и слепотой плющат…

Можно возразить, что бывают истории такие ужасные, о которых молчать нельзя. Наверное, бывают, и даже безусловно. Но мы сейчас говорим о маленьких детях. А маленькие дети для меня – это едва ли не до восемнадцати лет. Может быть, даже больше. Потому что детская любовь к маме и папе дорастает до объективности долго. И чем чудовищней была история между родителями, тем более осторожным нужно быть взрослым с маленьким человеком. Потому что, защищая свою – в самом деле – правоту перед ребенком, который ну никак еще не дорос до взрослых «разборок», который сотой доли наших эмоций не понимает, который не в состоянии оценить ни размер, ни форму наших проблем. Но главное, который ЛЮБИТ того, второго, поносимого. Пусть и поносимого заслуженно. Так вот, пренебрегая всем этим и защищая себя, мы наносим нашему ребенку столько боли, и такой боли, которую невозможно оправдать никакой справедливостью сказанного.


ПРОДОЛЖЕНИЕ>
Tags: мама-папа, решаем наши проблемы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments